Идем на телек
Глава 1

Я сам это видел, я сам в этом участвовал…

К вечеру во дворе дома по улице Подбельского, 42 становилось все более шумно от множества детских голосов, среди которых слышен был и звонкий голос Верочки. Неожиданно к ватаге подошел сосед Иван Петрович Пышкин. Все притихли. Это был сам директор Одесского института связи, и дети терялись в догадках, чего же ожидать от этого солидного человека. Все закончилось приглашением к нему в квартиру: «Пойдемте ко мне, ребята, я вам что-то интересное покажу». Когда они гурьбой вошли в одну из комнат, Верочка увидела что-то похожее на большой ящик с маленьким светящимся окошечком. Дядя Ваня назвал незнакомый предмет телевизором. В тот момент Вера не задумывалась о характеристиках телевизора, просто изумленная вместе со всеми детьми разместилась перед экраном и смотрела в тот вечер фильм «Сказание о земле Сибирской». Это впечатление по своей эмоциональной силе несравнимо ни с какими последующими ее детскими открытиями.

И не удивительно. В то время советские кинотеатры переживали настоящий бум, а поход в кино был излюбленным занятием. В залах, где показывали фильмы, яблоку негде было упасть, билеты спрашивали чуть ли не за километр от кассы, особенно когда проходила премьера фильма. Не выстояв очередь — в кино не попадешь. И вдруг это самое кино пришло в дом. Конечно, ребята, да и все соседи, смотрели на тех, кто это телевидение «делал», как на любимцев богов.

Уже потом Вера Темненко (Ларионова) узнала, что в тот удивительный вечер они смотрели передачу учебного экспериментального телецентра Одесского электротехнического института связи имени А. С. Попова. Созданный руками преподавателей и студентов, самодеятельный телецентр был предметом их гордости. Тогда Вера еще не знала, что и сама поступит в институт связи, будет таким же профессионалом, как «дядя Пышкин», телевидение станет делом всей ее жизни. А, возможно, именно то случайное приглашение к просмотру утвердило девочку в намерении стать связистом.

Когда я только начинала писать об истории Одесского телевидения, то предполагала начать настоящую книгу именно с этого эпизода, соответствующего примерно 1955−1956 году. Но тут вспомнила и отыскала в архиве поздравительное письмо В. М. Гульдаса, каждое слово которого было похоже на завет. Владимир Маркович Гульдас писал следующее: «Празднуя сегодня столь серьезный 40-летний юбилей, не забудьте помянуть добрым словом тех, кто стоял у истоков Одесского телевидения и которых, к сожалению, уже нет с нами. До начала передач с нынешнего телецентра велись пробные передачи из учебного телецентра Одесского электротехнического института связи. В первую очередь следует упомянуть добрым словом студента, а после окончания института талантливого инженера энтузиаста Володю Калабина. Руководителем и организатором всех работ был заведующий кафедрой телевидения Михаил Осипович Гликлих. Было бы несправедливо не вспомнить о тех, кто стоял у истоков. С уважением — В. Гульдас».
Письмо было напечатано на машинке. И от руки приписка:
«PS. Следовало бы написать Историю Одесского телевидения с фотографиями, и начать ее не с 1956, а с 1951—1952 годов».

Письмо пришло в адрес студии в 1996 году, а показал мне его спустя несколько лет Василий Салабай с умыслом, и совсем не тайным, а надеясь на то, что займусь архивом и, выполнив пожелание Гульдаса, напишу книгу. С нами, к сожалению, нет уже ни Владимира Гульдаса, ни Василия Салабая, но их завещание не дает покоя, и я исполняю его. Василий Александрович написал однажды в своих заметках: «Большое спасибо неизвестному фотографу за бесценный фоторепортаж из экспериментального телецентра института связи, который представлен здесь Вашему вниманию и знакомству с прошлым». Отмечу, что некоторые страницы книги основаны на записках самого Василия Салабая, с которым мы начинали работу по сбору информации.

Он начал заниматься телевидением, когда телевидения в Одессе еще не было, и был лично причастен к тому событию в жизни Веры Ларионовой. Сразу после демобилизации поступил в Одесский электротехнический институт связи и вскоре узнал, что группа молодых энтузиастов — преподавателей и студентов — решили своими руками практически из подручных средств собрать экспериментальный телецентр. Невероятная новость потрясла будущего связиста. Он почувствовал острое желание присоединиться к этому творческому процессу и вместе с коллегами отправиться в фантастическое, запредельное путешествие по укрощению безмерного пространства никому не понятных волн, чего до них здесь никто не делал, считая, что такого не может быть в принципе.

На тот момент Василий уже читал в прессе о телевидении и знал, что, если Парижская всемирная выставка 1937 года стала триумфом кинематографии во всех ее применениях, то на Нью-Йоркской выставке 1939 года историческим событием явилась презентация телевидения, где для пораженных посетителей устроили трансляцию церемонии открытия. В конце 40-х, начале 50-х годов в Соединенных Штатах Америки уже в полную силу работало бытовое телевидение. Примерно в то же время начались регулярные передачи Московского телецентра с использованием оборудования американских фирм. В Одессе к 1939 году едва исполнилось десятилетие со дня регулярного радиовещания, а о телевидении и разговора не было. Одесские связисты, возможно, вскоре тоже начали бы работать над получением загадочного изображения, однако помешала Вторая мировая война, отодвинув опыты на целых десять лет.

Старшекурсники рассказали Василию, что конструировать телевизионное оборудование в лаборатории института инициативные преподаватели вместе со смышлеными студентами принялись в 1949 году. Первые макеты схем были собраны на столах лаборатории, что позволило приступить к строительству (так этот процесс называли сами связисты) видеоканала.
Под руководством заведующего кафедрой телевидения доцента М. О. Гликлиха и старшего преподавателя А. П. Сорензона при участии лаборантов Б. Я. Демина, В. С. Калабина, Д. А. Таранца, Н. М. Шпакова и студентов коллектив кафедры добился, наконец, первого изображения с четкостью 220 строк.

Что ж! Изображение получено, однако рационализаторов не устраивало его качество. Кропотливая работа по созданию любительского, но настоящего, экспериментального учебного центра продолжалась. Специальная комната, которая стала студенческой мастерской, была выделена на 3-м этаже кафедры телевидения. Все трудились над задачей самозабвенно, разрабатывали схемы и необходимую техническую документацию. Не существовало никаких пособий и достаточных материальных средств, не было транзисторов, какие сейчас можно найти везде и всюду, других необходимых компонентов. Все делалось на ламповой базе, что само по себе сложно технически, ведь лампы — это достаточно каверзные составляющие. Необходимые для создания учебного телевизионного центра материалы нужно было где-то раздобыть, доработать, ведь промышленность производством таких компонентов в те годы еще не занималась.

В декабре 1950 года по инициативе начальника (ректора) института И. П. Пышкина было организовано четыре бригады, которые обязались к 1 мая 1951 года соорудить телецентр. Параллельно они осуществляли: конструирование, изготовление и монтаж передатчиков, передающего антенного устройства, наладку канала звукового сопровождения и строительство малогабаритного видеоканала. К его созданию приступил коллектив кафедры телевидения: старший преподаватель А. П. Сорензон, ассистент Н. М. Шпаков, заведующий лабораторией И. Ю. Клугман, старшие лаборанты В. А. Бубнов, Б. Я. Демин, В. С. Калабин, М. С. Матвеев, Д. А. Таранец, студенты Бетин, Гончаренко, Стрижков и другие. Монтаж видеоканала с четкостью 441 строка был закончен в срок. Оборудование размещалось в металлическом шкафу размером 2100/1900/350. Кроме основного видеоканала была изготовлена передающая камера с предварительным усилителем. Для передачи кинофильмов был переконструирован кинопроектор 3П-16.

Сложнейшую работу по конструированию, изготовлению и монтажу передатчиков выполнила кафедра радиопередающих устройств под руководством заведующего доцента И. И. Шумлянского. Самое активное участие принимали конструктор передатчиков, заведующий лабораторией А. Я. Зильберберг, лаборанты Ф. С. Краснов, Т. М. Площенко, А. А. Луйк, Б. К. Мальцев, В. Морозовский, Л. Морозовский, Н. С. Саворовский, С. Л. Чертков, студенты Г. Зорин, А. Тумарин, И. Шкарупа. К слову, Зильберберг не выпускал из рук фотоаппарат, благодаря чему мы сегодня имеем возможность рассматривать интересные фото того времени.

Изготовлением антенного устройства занялись в основном две кафедры: радиотехники (заведующий доцент И. Е. Средний) и технологии металлов (заведующий доцент В. М. Вайсбут) и сотрудники лаборатории. Доцент Регина Абрамовна Раппопорт разработала проект уголковой антенны, предложенной для использования Пистолькорсом в 1938 году и принцип работы которой подходил для местных условий. В конструировании и монтаже принимали участие заведующие лабораториями Н. В. Кисилюк и М. П. Полищук, старшие лаборанты Н. И. Айзенберг, Ф. С. Краснов, А. А. Луйк. Нужно сказать, что работа по созданию телевещания увлекла тогда многих одесситов.

Например, главный инженер Одесского завода сельскохозяйственного машиностроения (ЗОР) Гагунский обещал: «Я вам все сделаю, только скажите, что надо!». Действительно, на заводе были изготовлены антенна и лебедка, при помощи которой легче было поднять антенное устройство. Наконец, все вместе: преподаватели, студенты, лаборанты, сотрудники ЗОРа, — установили 20-метровую деревянную мачту с укрепленной на ней широкополосной видеоантенной и звуковой антенной, расположенными друг от друга на расстоянии в полтора метра. Конструкция мачты позволяла производить быстрый и легкий спуск и подъем антенн, облегчающий учебно-экспериментальную работу.

Параллельно со строительством видеоканала велись не менее сложные работы по изготовлению канала звукового сопровождения. Эту работу выполняли преподаватели кафедры радиовещания при участии старшего преподавателя М. Г. Гурвица, старшего лаборанта Н. А. Филиппова, студента В. Подлипенцева. Канал состоял из микрофонного и линейного усилителей, выпрямителей питания усилителей и цепей автоматики. Стойка давала возможность выдавать программу из студии при помощи кинопроектора, механической записи — магнитофона и адаптера.

Все четыре бригады управились с заданием к намеченному сроку, закончив монтаж всех основных узлов будущего телецентра. Это событие было торжественно отмечено демонстрацией отрывков из кинофильмов по видеоканалу в стенах института связи. Однако предстояла еще наладка всех изготовленных узлов и последующее соединение их в учебный телецентр. Этой работой в продолжение четырех с половиной месяцев занимались коллективы кафедр телевидения и радиопередающих устройств. 15 сентября было, наконец, получено первое изображение, переданное по эфиру и полученное теперь уже в здании общежития ОЭИС.

Это достижение связисты, только-только закончив монтаж, сразу посчитали вчерашним днем и по-прежнему строили планы дальнейшего совершенствования. На очередном заседании кафедры телевидения 5 сентября 1951 года обсуждался насущный вопрос о дальнейшем развитии учебного экспериментального телецентра и необходимости перевода телевизионного центра на четкость, соответствующую советскому телевизионному стандарту 625 строк при чересстрочном разложении. В результате проделанной работы качество изображения значительно улучшилось и дало возможность использовать стандартные телевизионные приемники. В то время стационарные телецентры в СССР были только в Москве, Ленинграде и Киеве. Киевский телевизионный центр приобрел французскую аппаратуру, в Москве тоже были какие-то устройства американского производства. В Америке это делалось уже заводским способом. Одесские связисты сами «изобретали» телецентр и им не терпелось продемонстрировать свою сложную работу на публике.

Скоро такая возможность представилась. Руководители учебного телецентра узнали, что в Ворошиловском районе будет проводиться XII районная партийная конференция. В тот день, 6 января 1952 года, связисты привезли в зал, где собрались делегаты, телевизор. А какие тогда были телевизоры? КВНы с черно-белым изображением, шестнадцатью лампами, малюсеньким экранчиком 105 на 140 миллиметров, что компенсировалось весом в 29 килограммов, и четырьмя кнопками, которыми кое-как можно было выбрать: контрастность, громкость, фокусировку, включение в сеть и регулировку яркости. Уже когда устанавливали неизвестный прибор, участники районной конференции были чрезвычайно заинтересованы, ведь многие никогда не видели ничего подобного.

С комментариями по поводу новшества перед присутствующими выступил заместитель директора института доцент И. И. Шумлянский. В своем небольшом докладе он рассказал о создании учебного экспериментального телецентра ОЭИС. Каковы же были восторг и удивление присутствующих, когда на этом миниатюрном экране ровно в 12 часов 30 минут вдруг появилось изображение! Тут уж точно всем было не до конференции. Весь разговор обращался только вокруг чуда: что это, откуда это? А счастливые связисты ликовали, их сомнения рассеялись, и можно было идти дальше. Ликовала и пресса. Во всех республиканских и областных печатных изданиях появились информационные сообщения о достижениях преподавателей и студентов ОЭИС. К примеру, газета «Чорноморська комуна» в репортаже «На экране телевизора» с восторгом писала: «В комнате гаснут лампы, и на серебристом прямоугольнике экрана появляется надпись: «Показывает телевизионную программу ОЭИС». Надпись исчезает, и на экране телевизора появляется изображение диктора — студентки 5 курса Кострикиной, которая приглашает: «Смотрите и слушайте нашу передачу, которую мы транслируем сегодня из учебного центра института».

Весть стремительно разлетелась по всему городу, и по просьбе общественных организаций в последующие дни было проведено несколько передач, в которых были прочитаны лекции о телевидении, показаны выступления участников художественной самодеятельности института, продемонстрированы отрывки из кинофильмов и киножурналов. Вчерашние создатели телецентра с удовольствием перевоплотились в режиссеров, операторов, видеоинженеров и рабочих студии. Думаю, будет уместным привести здесь сценарный план одной из первых телевизионных передач экспериментального учебного телецентра, которую вела студентка Елена Алексеевна Кострикина. Она предоставила слово начальнику института доценту И. П. Пышкину, рассказавшему о работе по созданию телецентра ОЭИС. После его выступления начался концерт, подготовленный студентами ОЭИС: «Карусель» в обработке Шахнова, исполняет студент Орловский; Б. Мокроусов. «Ясною ночкою», исполняет студентка Петрушенко; вольные упражнения в исполнении студента Вышяна; куплеты Филиппа и Фомы из оперетты «Вольный ветер» (музыка И. Дунаевского), исполняют студенты Попов и Раснянский; вольные движения в исполнении студентки Нисенбаум».

Общественные просмотры подобных телепередач были организованы на общегородской партийной конференции, в Доме ученых, Одесском радиоклубе, в Доме политпросвещения и других местах. Более того, институт получил несколько отзывов от граждан, имеющих телевизоры, о качестве приема в различных точках города. Популярным стало и проведение экскурсий на телецентр. Однако все же главным для преподавателей оставалось то, что изготовленная аппаратура позволяла проводить производственную практику студентов на действующем телецентре. За период 1950—51, а также 1951—52 учебного года было проведено 1480 человеко-часов лабораторных занятий по кафедре телевидения, 24 студента прошли производственную практику.

Василий Салабай поступил на факультет радиосвязи осенью 1952 года: «Когда я был на втором курсе института, я умудрился устроиться на половину ставки лаборантом на кафедру телевидения. Дело было не в материальном интересе, хотя те небольшие средства тоже здорово выручали меня как студента, но главное — я хотел принимать непосредственное участие в разработке невиданного доселе оборудования. В лаборатории тоже на полставки уже работали студенты третьего курса Павел Рига и Михаил Рувимский. Мы тогда стали близкими друзьями и единомышленниками на многие годы. Каждый из нас в лаборатории работал на какой-либо операции, я занимался изготовлением самодельных передатчиков. Это был не только творческий, но и физический труд, очень скрупулезный. Поверьте — не так-то просто выпиливать детали, которые подчас были только в нашем воображении и на чертежах, часто нами же выполненных. С тех пор специальности своей я не менял и не выпускал из рук карандаш, плоскогубцы, проволоку, паяльник, электронные лампы». Обо всем этом Василий Александрович рассказывал мне спустя почти 60 лет, а глаза его светились радостью и вдохновением, будто это было только вчера и будто после нашего разговора он пойдет в лабораторию на Старопортофранковской, 41 продолжать начатую работу над приборами.
Когда говорят, что научно-технический прогресс продвигается по планете семимильными шагами, это соответствует действительности. Но, пожалуй, не для того, кто трудится над потенциальными открытиями в лабораториях. Французский физик, лауреат Нобелевской премии Жан Перен отмечал, что «проходит известное время, прежде чем научная деятельность приносит прямые плоды». Терпение, усидчивость и часто разочарование — удел тех, кто опытным путем добивается успеха. Кандидат технических наук, доцент кафедры ТВ Одесской национальной академии связи (ОНАС) Александр Салабай (сын Василия Александровича), отдавая дань изобретательству, сказал на выставке «Идем на телек» в Одесском историко-краеведческом музее: «Телевидения на телефоне не было бы без тех железок, которые, можно сказать, «выстроганы из дерева». Кто-то должен был инициировать это все, придумать и сделать своими руками. Попробуйте пощупать эти радиоволны руками! И уже тогда, когда передавали сигнал из комнаты в соседнюю комнату института — это было просто чудо. Сегодня же через спутник общаемся с другим полушарием. А все это приближали и делали своими мозгами и руками скромные люди и, поверьте, получали необъятную радость от того, что создавали, и, не успокаиваясь, вновь и вновь шли дальше».

«Ленинградский телецентр отдал институту старую аппаратуру и камеру, — вспоминает Павел Саввич Рига, — под руководством Владимира Сергеевича Калабина мы приспосабливали все это для учебного телецентра. В адрес института десятками поступали письма с почти одинаковым текстом: «Вы начали показывать передачи, однако почти ничего не видно. Сделайте что-нибудь с качеством!» Независимо от этих писем мы продолжали работать над совершенствованием изображения. Засиживались до двух часов ночи и, как губки, впитывали знания и навыки, которые давали нам преподаватели, старшие лаборанты, инженеры. Студенты Артур Алуйк, Миша Рувимский, Вася Салабай, Женя Шулюмов, Шурик Лидерман, Миша Фикс, Игорь Комар, Дима Белявский и другие с увлечением и энтузиазмом работали над созданием телевещания.

А учиться было у кого. Наш умелец «золотые руки» Ганжа, который участвовал во многих выставках, где экспонировались модели управляемых кораблей, был незаменим для кафедры. Он, работая в лаборатории, окончил институт связи по ускоренной программе, так как после войны практиковался такой вид обучения. Именно Ганжа своими руками возобновил нормальную работу подаренной нам камеры и других составляющих. Именно он придумал, как демонстрировать узкопленочные фильмы при том, что на кинескопе изображение получалось вверх ногами. Ганжа просто перевернул его с ног на голову.

Большое влияние оказали на нас и старший лаборант Борис Демин, который многие годы был сотрудником лаборатории кафедры телевидения, и ассистент кафедры Тимищенко, и Иван Мельник, отлично разбиравшийся в принципе работы передатчиков. Георгий Семенов после окончания нашего института работал инженером-радистом в коллективе Одесской железной дороги. Однако, как только заслышал об интересной работе над созданием экспериментального телецентра, вернулся в институт и много сделал для развития одесского телевидения.

Студент Владимир Калабин, имя которого сегодня ассоциируется с первыми телевизионными передачами в Одессе, защитил диссертацию и одним из первых в институте начал читать лекции с проекцией учебного материала на экран вместо рисунков мелом на доске. Игорь Комар на практике показал, насколько прочными и цельными были его знания, полученные в институте и, в частности, в учебном телецентре. Он долгие годы был главным инженером Одесского стационарного телецентра, находящегося на 3-й станции Большого Фонтана, а в отсутствие Н. А. Порошина исполнял обязанности директора, после чего был приглашен на должность главного инженера Киевского радиотелецентра. Мы с Михаилом Рувимским остались преподавателями в институте, наш друг Василий Салабай стал ведущим инженером Одесского РТЦ. Стаж работы каждого из нас на этих участках насчитывает половину столетия. Я мог бы называть еще десятки имен людей, оказавших огромное влияние на развитие телевидения в Одессе, однако с уверенностью констатирую, что без Ивана Петровича Пышкина, который был ректором института с 1948 по 1966 год, не было бы столь интенсивной работы. Многие инициативы по созданию учебного телевизионного центра связаны с его идеями и организационными действиями. Он прекрасно знал всех способных студентов, поощрял инициативу, с радостью отмечал успешные шаги инициативной группы и каждого в отдельности. Благодаря Ивану Петровичу в ОЭИС зародился и был создан мощный научный потенциал».

Итак, Павел Рига, Михаил Рувимский и Василий Салабай присоединились к группе энтузиастов в начале 1953 года, когда изобретатели выходили на более широкую аудиторию. К тому времени многие уголки области были уже радиофицированы, и радио было очень популярным. И не только вещание. Радиолюбители состязались между собой, придумывая все новые и новые самодельные проигрыватели, приемники, магнитофоны. И это поощрялось государственной властью любого уровня.

Выставки радиоаппаратуры были чрезвычайно популярны, как на всесоюзном, так и на областном уровне. Одна из таких выставок состоялась в День радио, 7 мая 1953 года в помещении института. Связисты, конечно, знали, что их учебный телецентр в этот день удивит экспонентов своим сюрпризом. Шила в мешке не утаишь, и еще до открытия экспозиции поползли слухи о том, что во время работы выставки будет показана телевизионная передача. Поскольку свои изобретения экспонировали не только городские радиолюбители, но и представители области, ожидалось, что удивление снова будет «бить через край».

Пока между радиолюбителями обговаривались доводы за и против состоятельности этих слухов, в импровизированной лаборатории института кипела подготовительная работа. «Вы знаете, — продолжает рассказ Василий Салабай, — мы очень волновались, поскольку к нашей аудитории присоединялись новые телевизионные зрители, причем рационализаторы и изобретатели, способные в полной мере оценить проделанную работу. В уголке среди других экспонатов был установлен телевизор (КВНов тогда было уже несколько). Безусловно, никем невиданное доселе изображение, переданное на экран учебным телецентром, затмило все другие экспонаты. Миша Рувимский сидел за пультом радио и регулировал звук, Игорь Комар принял на себя обязанности телеоператора, другие тоже занимали важные участки, обеспечивая их работу. Участники выставки долго еще передавали из уст в уста: «А ты видел телевидение?» Это действительно тогда казалось чудом. И для тех, кто его увидел на выставке, и для тех, кто это чудо сотворил своими руками. Каждый, чье имя названо в настоящей главе, может с уверенностью сказать: «И я там был, и я в этом участвовал!» Могу с гордостью сказать это и о себе!»

По-разному развивалось телевидение в отдельных регионах страны. Хотя стационарные телецентры в Киеве, Львове, Харькове, Луганске появились раньше, все же благодаря энтузиастам ОЭИС одесситы увидели телетрансляцию раньше, чем жители названных городов. Постепенно эти вопросы решались на государственном уровне и, наконец, очередь дошла до Одессы.

В сентябре 1955 года Советом Министров СССР было принято постановление № 1689, в котором говорилось:
«…1. В целях дальнейшего развития телевизионного вещания в СССР расширить сеть действующих ТТЦ (телевизионных технических центров) и предусмотреть строительство новых 27 программных телецентров, включая строительство телецентра в Одессе.
2. Для распространения телевизионного сигнала построить 15 ретрансляционных станций».
Уже через месяц, 18 октября 1955 года, исполком Одесского горсовета утвердил решение «Об отводе земельного участка на 3-й станции Большого Фонтана Одесскому областному управлению связи под строительство телевизионного центра» (Приложение 1).
В решении подробно были расписаны задания по проектированию другой технической документации, определены обязанности Управления связи, Управления главного архитектора города, всех коммунальных предприятий, установлены сроки строительства объекта с началом в первом квартале 1956 года. Там, где сейчас располагается телецентр, не было ни улицы Сегедской, ни проспекта Гагарина, да и Гагарин в 1956 году был нам неизвестен, так как полетел в космос только через пять лет, а были частные дома, огороды, садик на углу — самая настоящая дубрава и дальняя окраина. Все было тщательно расчищено, и сооружение телерадиовышки началось в назначенные сроки к удивлению и радости «местных» подростков, которых в городе называли «фонтанскими». Эти ребята умудрялись скрупулезно проинспектировать все уголки стройки. Строительство было поручено вести Одесскому областному производственно-техническому управлению связи (ОПТУС). Начальником управления тогда был Иван Павлович Епифанов.

Уже в период строительства телевизионного комплекса проводились субботники. На уборку территории ходили все вместе — строители, «технари» и «творцы». Нелли Харченко вспоминала: «Я помню, как мы на воскресниках и субботниках работали на строительстве нового здания, как выносили мусор после строительных работ». Тогда же, кстати, рядом с телевизионным комплексом был разбит небольшой парк, который сегодня называется сквером Космонавтов. Деревьям-ветеранам парка, посаженным тогда, как и Одесской студии телевидения, исполнилось 60 лет. Эти деревья росли и мужали вместе с молодыми сотрудниками телецентра и телестудии, и сегодня под их сенью отдыхают все жители микрорайона. Наш сквер, кроме того, частенько становился (и становится) удобным местом съемок различных передач. К слову, субботники были распространенным явлением жизни, они при немалой физической нагрузке все-таки превращались в веселое времяпровождение с шутками и фотографированием.

Сооружали комплекс по типовому проекту ТЦ-4 серии 410-Е разработки ГСПИ Москвы, который предназначался только для одной черно-белой телевизионной программы. Телевизионная вышка была изготовлена в Днепропетровске. В сооружении Одесского телецентра принимали участие специалисты из Одессы, Москвы, Киева, Днепропетровска, Харькова, Ленинграда и других городов страны.

Начальником дирекции строительства от Одесского областного управления связи был назначен Дмитрий Георгиевич Болотников, главным инженером — Евгений Николаевич Шулюмов, один из создателей институтского телевизионного центра, а теперь руководивший установкой оборудования на стационарном ТЦ и комплектовавший команду инженеров и техников, многие из которых остались в этом коллективе на всю жизнь.

Летом 1958 года телецентр был практически готов. Шли отдельные наладочные работы. Наладчики старались сделать все необходимое для удачного начала вещания. Телецентр поначалу подчинялся Министерству связи Украины, а студийцы, когда начали переселяться из институтской лаборатории, были, по сути, квартирантами. Тем не менее, они моментально заняли все помещения на втором этаже, воодушевленные возможностями, которые предоставляла им новая техника и простор студии. Снова все только начиналось…
We use cookies to provide the best site experience.

Для оптимизации работы сайта используются файлы cookies
Оставаясь на сайте, вы соглашаетесь на использование файлов cookies.

Ok, Больше не показывать
Close