Идем на телек
Глава 4

Ничто на земле не проходит бесследно

Теперь, когда из тесных комнатушек старого здания на Соборке они перебрались в просторную, хорошо оборудованную студию, режиссеры и художники могли развернуться «во всю Ивановскую». Их амбициям и страстности в исканиях способствовало и то, что все шире становилась сеть телевещания, количество телевизоров в Одессе и области быстро росло, реакция зрителей и популярность были все более ощутимыми. Трудности не смущали творческих работников, а уж тем более зрителей, которые и не знали ни о каких трудностях, а с возрастающим интересом принимали телевизионную продукцию. И те, и другие отлично понимали, что это новое нечто, именуемое теперь телепередачей, заключает в себе невиданные ранее возможности отражения действительности.

В связи с увеличением объема работы штат студии пополнился десятками творческих работников, которые возвращались из разных уголков страны в родные края, заслышав о возможности применить свои творческие силы на телевидении. Многие из них до этого прошли прекрасную школу в различных профессиональных коллективах и обладали немалым багажом знаний и опыта. Например, из группы мастера Михаила Тилькера, преподавателя Одесского театрально-художественного училища, на сцены театров страны был выпущен не один десяток талантливых актеров.

Евгения Никитенко говорит сегодня: «Главный режиссер студии Михаил Тилькер был великим педагогом, он и на студии им оставался. Именно под его воздействием я впервые поняла, что такое творческий человек и творческая работа. Мы все «ему в рот смотрели», определенно — это тот случай, когда ты приходишь на планерку со своим мнением, а уходишь с чужим, настолько он был логичен и убедителен».

К профессионалам высокого класса, несомненно, относился Дмитрий Джусто, еще до революции выступавший на сценах провинциальных и столичных театров. Когда Григорий Ярон возглавил Московский театр оперетты, он отмечал: «Сильнейший состав был налицо. Дело можно было начинать спокойно», — и в перечислении известных и талантливых артистов жанра среди прочих называл Джусто. Некоторое время после войны Дмитрий занимал должность режиссера Одесского театра оперетты, на ОСТ был постановщиком прекрасных музыкальных фильмов.

Одним из ведущих телевизионных режиссеров с первых месяцев существования ОСТ стал и Георгий Строкан, работавший на киностудии. Он имел профессиональные навыки работы не только за режиссерским пультом, но и с кинокамерой. Его изобретательность, по мнению коллег, была совершенно невероятной и сказывалась почти в каждом эпизоде. Опыт названных и многих других творческих работников на долгие годы помог Одесской студии телевидения приобрести статус одного из сильнейших коллективов в системе Гостелерадио страны.

Многие телевизионщики были фронтовиками, участниками боевых действий и награждены за доблесть. Например, режиссер Владимир Елагин, проработавший на студии 28 лет, за боевые заслуги был удостоен ордена Великой Отечественной войны I степени и нескольких медалей. Этот человек, прошедший суровыми дорогами войны, ставил замечательные детские спектакли. Участниками боевых действий были Алексей Боднар, Василий Гольцев, Иван Гончар, Александр Захаров, Василий Салабай, Василий Ильченко, Анатолий Мамонт-Завьялов, Василий Колосов, Михаил Федоренко, Виктор Швед, Лилия Яблочная, Александр Неделько, Анатолий Савенко, Сергей Титов и многие другие.

К слову, накануне Дня Победы в Большой студии проходило традиционное чествование ветеранов войны. С годами их становилось все меньше и меньше. Если в 2002 году на встречу в Большой студии собралось 30 человек, то 9 мая 2016 года Сергей Ковтюх и Константин Копицкий поздравляли только двоих, и то — на дому.

С первых дней создания со студией были связаны все театры Одессы. Достаточно вспомнить — когда Киев показал крошечный сюжет о том, что в Одессе наконец открылась студия телевидения, сообщение было проиллюстрировано фрагментом из оперетты «Морской узел». Напомним, что и самую первую передачу в новом комплексе ОСТ вместе с Нелли Харченко вел артист оперетты Михаил Водяной. Телепостановка «Одесса — мой город родной», что с успехом многократно транслировалась по всесоюзной и республиканской сетке, тоже была подготовлена вместе с этим театром. За эту работу старший редактор В. Нахапетов, режиссер Б. Черномордик, оператор Е. Гулин, художник В. Федоренко были отмечены грамотами и денежными премиями. На телеэкран «переносились» многие музыкальные спектакли: «Вольный ветер», «На рассвете» и другие.

Режиссер Ирина Швед утверждает: «Наша оперетта — это вообще особая история для ОСТ. Мы знали весь репертуар, дружили с актерами: Бардой-Скляренко, Деминой, Жадушкиной, Крупником, Сатосовой, всех не перечислить. Можно с уверенностью утверждать, что с первого вздоха Одесская студия телевидения связана с опереттой прочными узами».Да разве только с опереттой? Представители всех театров были желанными гостями ОСТ каждый вечер. Народный артист Украины, профессор ОНМА Анатолий Иванович Дуда — давний друг студии: «Мы часто бывали в студии, будучи еще студентами консерватории. Не думаю, что можно подсчитать количество телепрограмм, в которых мы пропагандировали классическое искусство». Народный артист Украины Анатолий Иванович Бойко вспоминает: «Я впервые попал на телевидение по приглашению Игоря Кривохатского, когда еще был рядовым срочной службы Ансамбля песни и пляски Одесского Краснознаменного округа. В телестудии я впервые исполнил песню «Катя-Катерина», которую мы так любили. Потом уже в качестве солиста театра выступал тут многократно».

Добавим, что с тех самых пор записи концертов с участием Анатолия Бойко многократно транслировались на Центральном телевидении. Традиция была подхвачена режиссерами следующего поколения. К примеру, «Десять сонетов Шекспира в переводах С. Маршака» на музыку Д. Кабалевского прозвучали в исполнении Анатолия 21 июля 1982 года по первой программе ЦТ. За этим последовала рецензия главного редактора музыкальной редакции ЦТ А. В. Шалашова. В рецензии, отдавая должное профессиональной работе творческой группы во главе с Ириной Швед, рецензент также добавлял: «Приятное впечатление оставил певец, продемонстрировавший профессионализм и музыкальность. Эта программа продолжает традицию, прослеживающуюся в предыдущих работах Одесской студии телевидения, снятых в «интерьере», когда фон служит эмоциональной атмосферой прекрасно звучащей музыки, ее цветовым и световым «контрапунктом».

Листая подшивки старых газет, я постоянно встречала фоторепортажи и статьи о работе ОСТ, подтверждавшие внимание к телевещанию, царившее в конце 50-х, начале 60-х годов, в том числе и к «переносу» многочисленных художественных постановок со сцены театра на экран телевизора. «Переносы» спектаклей осуществлялись в продолжение многих лет и, безусловно, способствовали расширению культурного кругозора телезрителей. Почти во всех газетах существовала рубрика «У экрана телевизора», в рамках которой рассказывалось о новых постановках.

На одной из публикаций остановимся подробнее — «Василий Теркин» на экране телевизора». Журналист В. Ефименко в деталях рассказывает об окружном смотре художественной самодеятельности, сообщая о том, что победителям смотра — членам самодеятельного драматического коллектива Н-ской части — было предложено «перенести» их постановку на телеэкран, и это, без сомнения, стало наивысшей наградой:
«…Сначала воины чувствовали себя несколько неловко в незнакомой обстановке. Ведь играть перед съемочной камерой — не то, что перед зрителем. Но вскоре все освоились. И вот — майский вечер, после репетиций солдаты отдохнули, в назначенное время их загримировали и провели в Большую студию. На часах — 19.40. В аппаратную входит режиссер передачи Люция Глибко-Долинская. Спокойная, собранная, она неторопливо садится за режиссерский пульт. Сейчас все внизу, в студии, и вверху, на пульте, слушают только ее команды, все безоговорочно подчинены ей. Здесь царит строгая дисциплина. Операторы Мартынов и Папроцкий замерли у телевизионных камер. Напряглись в ожидании звукооператоры. «Внимание! Эфир!», — командует режиссер, и начинается передача. Ничего не меняя в ходе спектакля, режиссер студии только поработала над речью исполнителей и изменила некоторые мизансцены применительно к условиям телевидения. Эти условия, впрочем, позволили многие моменты спектакля показать крупными планами, выделить главное, наиболее значительное».

Лидия Николаева пришла на студию в середине 60-х годов и продолжила традиции театральных режиссеров. Она говорит сегодня: «Когда я училась, появился новый жанр — телепостановки. По Центральному телевидению все мы с удовольствием смотрели спектакли великих мастеров жанра: Любимова, Захарова и других, осуществлявших экранизацию спектаклей для студии телевидения. Конечно, я была не только зрителем в те минуты, а старалась ухватить главное, наблюдала за развитием сюжета, следила за тем, как эти мастера используют оформление, потом применяла эти навыки в своей режиссерской практике. Было радостно от того, что и спектакли нашей студии, в том числе и мои, теперь показывают по Украинскому и Центральному телевидению. Большинство постановок (их было почти два десятка) мы осуществили в содружестве с Ириной Падориной. Ирина Леонидовна хорошо знала литературный материал, всегда успешно организовывала весь съемочный процесс. Как правило, оператором-постановщиком был Анатолий Вольфович Бурдейный».

«Маленькая, подвижная, — говорит Анатолий Бурдейный, — она одевалась, как было не принято для той поры и непривычно для нас: мини-юбка, воздушные легкие платья. За что неоднократно даже замечания получала, ведь «мы — государственное телевидение». Тем не менее, вскоре многие стали одеваться подобным образом. Можно сказать, Лида изменила в студии моду на одевание. Удачей можно считать то, что Николаева попала сразу к Ирине Падориной, возглавлявшей в то время литературно-драматическую редакцию. Ира тот человек, который знает и умеет дать своим подчиненным удочку, сразу определяя надежные ли руки у «рыболова». Лидия Николаева (Прохоренко) именно такая. Она много работала с актерами, все не один раз прогонялось на разноплановых репетициях, начиная с застольных, поэтому во время записи все досконально знали свои действия на площадке, в том числе и участники творческой группы, в частности мы — операторы. Вместе с редактором Ириной Падориной режиссер Лидия Николаева осуществила постановку большинства своих спектаклей, в четырнадцати из которых я был оператором-постановщиком: «Он и она», «На поле крови» и других».

Ирина Падорина после окончания факультета журналистики Львовского университета пришла в облтелерадиокомитет в конце 50-х годов и осталась в коллективе на всю жизнь. Ироничная, остроумная, Ирина приятна в общении, из разговора с ней всегда вынесешь нечто новое и полезное, она прекрасный рассказчик, любая тема в ее исполнении интересна. В творческой карточке Ирины Леонидовны немало серьезных работ, связанных с произведениями украинских и русских авторов. Она исключительно хорошо знала историю искусства и литературу, что, безусловно, помогало ей возглавлять литературно-драматическую редакцию, вести телевизионные беседы с писателями, кинорежиссерами, другими работниками культуры.

Ириной Падориной в паре с режиссером Лидией Николаевой были подготовлены десятки интереснейших телевизионных портретов народных и заслуженных художников Украины, среди которых: Михаил Божий, Алексей Попов, Михаил Тодоров, Константин Ломыкин, Вячеслав Токарев, Альбин Гавдзинский, Владимир Власов, Юрий Егоров и многие другие. Но, пожалуй, самой заметной работой этого творческого дуэта можно считать телеспектакль по мотивам произведения Леси Украинки «В катакомбах», поставленный в 80-е годы. Спектакль выгодно отличался тем, что снимался «на натуре», непосредственно в одесских катакомбах. В постановке были задействованы артисты Одесского музыкально-драматического театра имени В. Василько, техническое обеспечение осуществляла ПТС «Магнолия» под руководством Олега Турчанинова. Немало пришлось потрудиться мастерам художественного цеха в построении декораций — Владимиру Расторгуеву, Тамаре Слепак и Лилии Соколовой. Но усилия стоили того, так как спектакль был с восторгом принят публикой и руководством Гостелерадио Украины.

Архивные материалы и газетные публикации свидетельствуют об опыте создания коллективом ОСТ и музыкальных передач. Режиссеры Игорь Кривохатский и Анатолий Мамонт-Завьялов первыми начали снимать то полноценные фильмы-концерты, то отдельные киноролики, как сейчас говорят — клипы, с первых же дней использования Большой студии. Старались брать песни одесских авторов: Красотова, Знатокова, Юзанова, Владимирова, позднее — Колодочки и других. Начиная с 1961 года, по субботам в эфир стали выходить выпуски сатирической программы «Объективный объектив». Долгое время ее соавторами были Анатолий Мамонт-Завьялов, Наум Квитко, Георгий Шимановский. Собрав самые интересные сюжеты за год, та же группа смонтировала первый игровой телефильм «Пошли за улыбкой», демонстрировавшийся по ЦТ и УТ. К записям классической музыки привлекали таких крепких вокалистов, как Иванов, Огренич и многих других.

Использовали, в основном, эксклюзивный материал. Слова писали свои же, студийные: Кривохатский, Мамонт-Завьялов, Хиджакадзе, позднее — Михайлик, Довгонос, Каневский и другие. Когда мы говорим «свои» — это совсем не значит, что каждый из них был в штате. Большая студия стала для многих одесситов одновременно и великолепной стартовой площадкой, и школой, и центром культуры, и своеобразным клубом, где пробовали свои силы многие сегодняшние маститые мастера. Свои первые шаги на ОСТ сделали известные на сегодня исполнители: ученик одной из музыкальных школ Одессы, выступающий теперь под именем Витас, роль Питера Пена сыграл Женя Бубер, в настоящее время — директор Одесского ТЮЗа, его партнершей по спектаклю была тогда никому не известная юная Нонна Гришаева. Уместно в этой связи вспомнить кинорежиссера, профессора, заслуженного деятеля искусств Украины Вадима Костроменко. В те времена молодой кинооператор, окончивший операторский факультет ВГИК, по распределению прибыл на Одесскую киностудию и успешно работал, снимая в качестве ведущего оператора по одной картине в год. Игорь Кривохатский предложил ему подработку на записи концертов, так как своими силами объять весь объем работы уже не успевали. Снимали, в основном, по ночам. Леонид Сущенко, участвовавший в процессе, говорит: «Ночью мы создавали общие авторские работы: придумывали и снимали пьесы, капустники, интермедии. Многое из того, что потом читалось со сцены филармонии, мы писали именно для развлекательных передач ОСТ. Удивительно, но, когда говоришь о людях, которых уже нет с нами, то к воспоминаниям об общении с этими талантливыми, полными идей людьми, примешивается ощущение какой-то особой светлости, совсем не минорной. Память о них светла».

Часто к новым музыкальным произведениям аранжировка делалась специально для телевидения. Если, например, композитор Красотов приносил вполне готовые для исполнения произведения, то для некоторых клавиров требовалась аранжировка, которая превращала материал в музыку, созвучную с темой. В начале 60-х годов в филармонии успешно работал популярный ансамбль под руководством Виктора Власова, который привлекали для записи телевизионных концертов. Состав группы время от времени менялся, но это не умаляло мастерства и общей увлеченности. Некоторые участники ансамбля всю жизнь посвятили музыке, другие были студентами технических вузов и в дальнейшем свою судьбу с телевидением не связали. Однако тогда, на ниве молодой студии, они занимались музыкой самозабвенно и радостно, что не могло не передаваться телезрителю.

Начиная свою карьеру как серьезный аранжировщик, руководитель филармонического ансамбля и преподаватель Виктор Власов быстро достиг вершин творчества, написав множество произведений, что вошли в классику кинематографа.

В телепередаче «Клуб одесских телезрителей» Кима Каневского, приуроченной к 60-летию ОСТ, Виктор Петрович вспоминал: «Осенью 1963 года режиссер Мамонт-Завьялов снимал фильм-концерт «Добрый вечер», который должен был демонстрироваться в Новый год, как сейчас принято говорить, шоу-программу. За камерой стоял Александр Лидерман, в фильме принимали участие артисты Е. Котов, Л. Полякова, М. Водяной, музыку написал А. Красотов. Я делал аранжировки, записывал песни, и вроде бы весь фильм уже сверстали. А Мамонт-Завьялов мне и говорит:
— Чего-то не хватает для законченности, какой-то яркой инструментальной пьесы.
— Ну, пожалуйста, закажи кому-либо, я аранжирую, — отвечаю я.
— Нет уже времени кого-то искать. Ты не возьмешься сам? — сказал он.
Я тогда еще не писал музыку, но под натиском Мамонт-Завьялова обещал попробовать. За несколько дней я сделал ту музыкальную украинскую юмореску. Принес и говорю:
— Давайте посмотрим.
Режиссеру мое самое первое в жизни самостоятельное произведение понравилось, и мы его записали для нашего фильма. Одна ночь ушла на фонограмму, другая — на видеозапись. Это не было работой в вульгарном смысле слова. Это была сама жизнь, образ жизни, а для меня и начало пути композитора. Я пропадал на студии с утра до вечера и любил участвовать в самом процессе, а Нелли Харченко дала мне прозвище — придворный композитор». Действительно, именно первые шаги, сделанные Виктором Петровичем на ОСТ, открыли ему широкую дорогу в кино. Говорили позднее, что он потряс страну своей музыкой к кинофильмам и имел за свои работы зарубежные награды. А начиналось все, опять-таки, почти случайно — Игорь Кривохатский повез на фестиваль в Москву телефильм «Вилково», музыку к которому написал Виктор Власов. Фильм получил диплом и транслировался в популярном тележурнале ЦТ «Клуб кинопутешествий». Но это было не впервой, да и не в этом дело.

А дело в том, что шумовиком на этом фильме работал представитель Одесской киностудии Абрам Блогерман. Он услышал музыку и, ничего не сказав автору, показал ее молодому режиссеру Владимиру Рябцеву. Тот как раз запускался с двухсерийной картиной «Продавец воздуха» и пригласил автора музыки фильма «Вилково» в творческую группу. Этот день стал счастливым стартом для Виктора Петровича Власова, который много и весьма успешно работал на Одесской киностудии.

С тех пор как на Одессу стали транслироваться передачи из Москвы, приходилось прилагать все больше выдумки и усилий, чтобы конкурировать с такими шедеврами и «долгожителями» как «Кабачок 13 стульев», «Поле чудес», «Аншлаг», которые в разное время выходили на Центральном телевидении. А программа «Угадай мелодию» вообще попала в Книгу Гиннеса по количеству зрителей, которые ее посмотрели. Однако самым первым и, пожалуй, самым любимым «долгожителем» был «Голубой огонек». Передача время от времени выходила на Центральном телевидении, и ее готовили к эфиру столичные студии Киева и Москвы. В мае 1965 года «Голубой огонек» был блистательно проведен ОСТ.
Три с половиной часа вся страна по Центральному телевидению следила за развитием сюжета, придуманного одесситами. Творческую группу возглавил Анатолий Мамонт-Завьялов при участии режиссера Галины Ружицкой, звукорежиссера Евгении Никитенко, редактора Наума Квитко, операторов Евгения Гулина, Дмитрия Белявского, Михаила Федоренко. Музыкальным редактором программы был композитор и аранжировщик Виктор Власов. Вели программу Нелли Харченко и Михаил Водяной, при участии артистов оперетты Людмилы Сатосовой, Семена Крупника, Евгения Иванова. В стране говорили тогда не столько о творческих достижениях одесских телевизионщиков, сколько о неповторимой Одессе, ее талантливых жителях, искрометном юморе и прекрасной музыке, рожденной на берегах Черного моря. Именно такие мероприятия и создают имидж города, рождают в сознании людей особое отношение к городам, становящимся мечтой, тем самым Зурбаганом.

Особой вехой телевидение стало и в биографии Марии Каменецкой, с раннего детства влюбленной в театр: «Для меня режиссура всегда была лучшей и самой трудной профессией в мире, ведь режиссер должен прикасаться к ранимой человеческой душе. Приступая к работе над каждым своим спектаклем, я испытывала огромную душевную радость, будь то инсценировка повести Катаева «Белеет парус одинокий», трагикомедия Габриэлы Запольской «Мораль пани Дульской», десятки других спектаклей». Пришла она на Одесскую студию в начале 70-х годов. Евгения Никитенко, проработавшая здесь почти пятьдесят лет, из которых двадцать — главным звукорежиссером, считает, что ей посчастливилось бок о бок трудиться с Марией Каменецкой: «Не только работать, но и дружить. Общение с Марией Исаевной, режиссером литературно-драматической редакции, было и учебой, и радостью, и профессиональным шагом вперед. Старшее поколение, думаю, помнит цикл юмористически-развлекательных программ «Таранька», аналог «13 стульев», «Наш ответ Чемберлену», в которых принимали участие прекрасные одесские актеры». Народный артист Украины Богдан Чуфус добавляет: «Она очень любила артистов, старалась помочь тем, кто оказался за бортом. Я работал с Каменецкой и в Русском театре, и на телевидении, и в Доме актера и вспоминаю ее с нежностью и уважением. Помню и сегодня телеспектакли в постановке Каменецкой: «Старик», «Первая любовь», «Маттиола», «Проездом»…»

В 80—90 годы на пике популярности были театральные капустники. Они приурочивались к праздникам, юбилеям и непременно проводились на старый Новый год. Такие шуточные мероприятия проходили также на ОСТ. Участие в интермедиях принимали представители всех цехов. Довольно часто такие праздники юмора и веселья становились общегородскими. До сегодняшнего дня тогдашняя публика вспоминает талантливую троицу: Голубенко, Сущенко, Хаит, — и аншлаговые выступления на капустниках, ими продуманных и исполненных в Доме актера или филармонии. Всем хотелось попасть на эти искрометные представления, пробиться было почти невозможно.

Директор Дома актера Светлана Деменюк в интервью журналисту Наталье Бржестовской говорила: «Ставили их и писали к ним сценарии Даниил Шац, Мария Каменецкая, Гарик Голубенко, Леонид Сущенко. Это были праздники души и сердца, в которых блистали также наши «гусары», как мы их называли: Семен Крупник, Анатолий Капустин, Анатолий Дуда, Николай Завгородний, Сергей Тищенко, Богдан Чуфус. Помню, как Мария Исаевна (Каменецкая) вела репетиции, которые затягивались до поздней ночи. А вот капустник к ее 80-летнему юбилею готовили сами артисты, писали сценарий, поздравляли ее…».

Одесские капустники триумфально проходили не только в родном городе. Им рукоплескали в Киеве, Львове, Москве, Кишиневе. На поклон к зрителям вместе с актерами выходила Мария Каменецкая, всегда элегантно одетая и обязательно — в новом платье. Мария Исаевна ушла из жизни в 96 лет, прожив ярко, интересно, оставила по себе добрый след и теплые чувства у множества людей, приумножив прекрасные страницы истории Одесского телевидения. Кроме уже приведенных мы могли бы процитировать здесь сотни высказываний о таланте и отзывчивости Марии Исаевны, так как в 60—80 годах не было в Одессе человека творческой профессии, кто бы ее ни знал. У одесских писателей, поэтов, артистов в ходу был такой совет: «Ты бы поработал с Марией Исаевной». Говоря другими словами: «Тебе следует пройти профессиональную школу Марии Каменецкой». Она действительно была профессионалом, очень требовательным, цельным, принципиальным человеком, для которого работа — прежде всего. Ветеран Одесского телевидения, заслуженный деятель искусств Украины Ирина Швед отмечает: «Встреча с Марией Исаевной была подарком судьбы. Я пришла на ТВ после университета, начинала с помощника режиссера. А она уже была мэтром и внимательно отслеживала мой старт, опекала, внушала уверенность, что у меня все непременно получится. Во многом благодаря Марии Исаевне я стала опытным режиссером-постановщиком музыкальной редакции, автором музыкальных и развлекательных программ».

За работой творческой группы над знаменитым фильмом-концертом «Добрый вечер» осенью 1963 года внимательно наблюдал обаятельный молодой человек, недавно устроившийся на работу телеоператором, который, однако, уже не был новичком в этой профессии. Он приехал из Волгограда и привез с собой хорошие рекомендации: «Во время работы за телекамерой он старателен, быстро ориентируется, творчески подходит к решению изобразительного ряда в передачах. Гулин активен и трудолюбив и вполне способен вести самостоятельные телепостановки, спектакли, репортажи, телепередачи любой сложности». Не удивительно, что его с такими навыками и способностями сразу взяли на ОСТ телеоператором 1-й категории. Ровно 50 лет — с июня 1963 по июнь 2013, пока не ушел из жизни, — Евгений Георгиевич Гулин работал на Одесском государственном телевидении. Несколько лет был телеоператором, после окончания Ленинградского института театра, музыки и кинематографии был назначен режиссером ОСТ, получив впоследствии высшую категорию.

Главный оператор Василий Ильченко говорил, выражая общее мнение: «С ним было приятно работать, наверное, еще и потому, что до режиссуры он был оператором, в тонкостях знал, чего хочет от оператора на съемочной площадке». Был немногословен, не командовал, а предлагал. Уважительно и бережно относился к любой авторской задумке, к каждому слову автора, но, разрабатывая сценарий, выдавал «нагора» что-то исключительно свое, дающее полное право говорить об оригинальном режиссерском «почерке». Он в совершенстве владел режиссерским пультом, техникой фото-, кино- и видеосъемки, возможностями видеозаписи и монтажа. За 50 лет работы на ОСТ сменилось несколько поколений телевизионной техники, и он всегда был одним из режиссеров, кто досконально осваивал модернизированное оборудование для наилучшего воплощения творческого замысла. К примеру, когда в феврале 2006 года студия в очередной раз получила новую технику, Евгений Георгиевич все свободное от записей время просиживал за незнакомым режиссерским пультом, изучая его возможности и засыпая вопросами руководителя бригады по установке оборудования Аллу Зяблову. Когда в эфир вышли первые передачи на этой технике, за режиссерским пультом находился Женя Гулин.

Худощавый, подтянутый, сдержанный в общении, он был из тех людей, кто не подвластен возрасту, как внешне, так и творчески. Любил спорт, увлекался волейболом, теннисом и вспоминал: «Мы в свое время были не просто людьми, работающими в одной организации, мы были командой. Не только сообща работали над телепрограммами, но с удовольствием проводили вместе свободное время. Часто вместе с семьями выезжали на природу, устраивали в коллективе «капустники» с эпиграммами, над которыми потом долго смеялись, восхищаясь актерскими способностями коллег. В обеденный перерыв спешили на волейбольную или теннисную площадки, сооруженные нами же во дворе студии».

Пассивных и безразличных Евгений Георгиевич не то чтобы не любил, просто терял к ним интерес. Зато людей увлекающихся, любознательных, любящих трудиться обожал и умел радоваться их успехам. Однажды мы наблюдали, как он терпеливо готовил к съемке десятилетнюю ведущую передачи «История средств передвижения». Ей нужно было на велосипеде медленно ехать «на камеру» и произносить заученный текст. Девочка, считая, что режиссер ставит перед ней невыполнимые задачи, воскликнула:
— Это невозможно! Я не умею ездить медленно, к тому же могу наехать на Игоря Мирославовича (оператор Игорь Деревянко). Да при этом еще и текст надо произносить, глядя в камеру!
Однако его доброжелательность и наставления увенчались успехом с первого дубля. Больше всех радовался режиссер, его возглас, звучавший на весь парк: «Молодец! Молодец!» — был наилучшей похвалой для юной еще неопытной ведущей.

Таких минут в жизни Гулина, когда его обычно сдержанное лицо озарялось радостью за коллег по съемочной площадке, было немало. В 1974 году, например, Евгений Георгиевич ставил телеспектакль, рассчитанный на детей: ребята из 27-й школы играли, а из 9-й музыкальной школы пели. И на этот раз трудно было отделить Гулина-режиссера от Гулина-оператора и художника. И сотрудничество его с многочисленным коллективом, задействованным в постановке телеспектакля «Гонза и волшебные яблоки», было полным и единодушным. Евгений Георгиевич шутил: «Я одним глазом смотрел в видеоискатель камеры, а другим подмигивал юным артистам, чтобы они не терялись». Именно умение работать с ведущими и актерами способствовало успеху постановок и оставило воспоминания о Евгении Гулине, как о талантливом режиссере, добром наставнике, всегда готовом к диалогу, и порядочном человеке с благожелательной улыбкой, иногда таящейся только в глазах.

Кроме работы над еженедельными циклами «Палитра», «Народное творчество», «Писатель и время», «С утра поладим» и многими другими, в его творческом арсенале — телеспектакли, киноочерки, прямые репортажи. В любой характеристике подчеркивается многоплановость Евгения Георгиевича. Наиболее значительные работы: «Изотопы для Алтунина» по роману М. Колесникова, «Дом окнами в поле» В. Вампилова, телеспектакли «При открытых дверях» по пьесе А. Азерникова, «На Молдаванке музыка играла» О. Соснина, «Засада» А. Векслера. Следуя традициям первых режиссеров студии, Гулин был мастером «переноса» спектаклей на экран, к примеру, в 1980 году — спектакля Одесского русского драматического театра «Тихий Дон». В его творческом багаже — несколько телебалетов, много раз транслировавшихся по центральному и республиканскому телевидению, среди них — «Двенадцать» по мотивам поэмы Александра Блока, на музыку Тищенко, «Комедианты» Дмитрия Кабалевского, «Герника» на музыку Яна Фрейдлина.

В работе над балетом «Герника», выход которого на экраны стал событием в телевизионной жизни не только Одессы, но и всей страны, Евгений Гулин работал в соавторстве с редактором Галиной Илюшенко. Она, кстати, нередко входила в творческую группу, где режиссером был Гулин. В совместном проекте Гулина и Илюшенко родилась, кроме прочего, и литературно-музыкальная композиция «Губернские очерки», в которую вошли четыре рассказа Салтыкова-Щедрина: «Обманутый подпоручик», «Рассказ подьячего», «Корепанов», «Развеселое житье». Автором композиции и исполнителем всех ролей был актер русского театра Валерий Бассэль, который, можно сказать, был внештатным актером телевизионного театра Одесской студии телевидения, так как долгое время исполнял роль сказочника в многочисленных детских спектаклях, поставленных режиссером Ириной Швед.

Галина Илюшенко, будучи еще студенткой филологического факультета Одесского госуниверситета, пришла на студию в качестве практиканта. Это не было случайностью. Девушку можно было считать ветераном телевидения, поскольку с десяти лет она стала ведущей передач для детей и юношества и познавала науку работы на телевидении под руководством Людмилы Сироткиной. Когда проходила практику в качестве диктора, все, в том числе сама Галина, знали, что после окончания учебы в университете она вольется в этот творческий коллектив. Намерения стали реальностью, и впоследствии она была одним из ведущих журналистов главной редакции художественных программ. Пройдя все эти ступени, повышающие профессионализм, Галина Вадимовна имела непререкаемый авторитет среди одесских писателей, артистов, художников, а главное — среди зрителей.

Жизненной удачей называет и режиссер Ирина Швед то, что рядом с нею оказались Наум Зиновьевич Квитко и Галина Вадимовна Илюшенко, когда она перешла в музыкальную редакцию. Именно этой троицей были созданы незабываемые телевизионные портреты ведущих артистов музыкальных театров Одессы и заезжих знаменитостей: Нани Брегвадзе, Вахтанга Кикабидзе, Юрия Антонова, Анне Вески, Надежды Чепраги, многих других известных исполнителей. Этому, безусловно, способствовало и то, что обе, и Галина Илюшенко, и Ирина Швед, музыкальны, и музыка в их передачах является одним из важнейших компонентов. Высокую оценку работе этой творческой группы давали, как столичные рецензенты, так и местные средства массовой информации.

В ноябре 1982 года Ю. Вакулов на страницах воскресной газеты «Знамя коммунизма» писал: «Концертные программы Николая Огренича и Людмилы Шириной, вокальный цикл Д. Кабалевского «Сонеты Шекспира» в исполнении Анатолия Бойко, «Античная тетрадь» Я. Фрейдлина, спетая на экране Ириной Соколовой, — все это работы одной творческой бригады музыкальной редакции Одесской студии телевидения, возглавляемой режиссером Ириной Швед и редактором Галиной Илюшенко. Телезрители узнают в этих передачах и безусловное профессиональное мастерство звукорежиссера Нины Балаевой, и работу ведущего оператора студии Анатолия Бурдейного, не только пользующегося своим многолетним опытом, но неустанно ищущего, импровизирующего. Этот небольшой коллектив уже не раз демонстрировал нам значительные возможности телевизионного решения музыкальной передачи».

Сама Ирина Швед, будучи еще ассистентом, стала работать за пультом самостоятельно, овладев процессом монтажа, всей организаторской работой по подготовке передач.
Стало ясно, что на студии рождается еще один режиссер, которому присуща своя творческая манера. Ритм передачи, ее мизансцены, интерьер, построение кадра, монтаж — вся эта атрибутика, без которой не обходится ни одна сложная телевизионная передача, стала ей подвластна, будь то сказка, концерт классической или эстрадной музыки.

К тому же, Ирине помогали трудолюбие, способность внимательно выслушать мнение каждого члена творческой группы, а также готовность отложить все другие дела и отдых ради рождения нового произведения, о чем свидетельствуют ее многочисленные заявления, хранящиеся в личном деле: «В связи с производственной необходимостью прервала отпуск…»
В главе «Детская редакция» отмечается, что способности И. В. Швед ярко проявились в создании детских передач, однако и при подготовке музыкальных программ она показала себя творческим работником, горячо любящим свою профессию, постоянно ищущим, беспокойным, увлеченным сложнейшим искусством телевидения. Переход Ирины Васильевны в музыкальную редакцию произошел после курсов в Институте повышения квалификации в Москве.

«Я попала в музыку с утра до вечера, вернее — с вечера до утра, — говорила И. В. Швед в программе Светланы Зарицкой: «Ирка. Ира. Ирина Васильевна», — опера, балет, оперетта, эстрада. Это были не просто концерты, это были продуманные сценарные постановочные программы, причем со специальным оформлением к каждому номеру, со сложным монтажом, длительными звукозаписями, часто с ночными съемками, с интересными актерами». Более трех десятков программ «Поют оперные певцы» занесено в творческую карточку Ирины Швед: Пономаренко, Ткаченко, Огренич, Ворошило, Дуда, Бойко, Ширина… Людмила Ширина среди прочего отмечает: «Я и мои коллеги любили работать с Ирой Швед, главным образом потому, что во всех ее творческих работах проявлялись стилистическое чутье, вкус и безусловное уважение к героям передачи. Мы со временем просто дружили и часто встречались».

На все эти работы из редакции музыкальных программ ЦТ приходили рецензии, в которых отмечалось, что на фоне концертных программ, получаемых Центральным телевидением из региональных студий, Одесса поражает своей необычностью и познавательностью. Вот лишь одна цитата: «Музыкальные программы из Одессы, что прошли по ЦТ в последнее время, отмечены творческим поиском, высоким профессиональным уровнем исполнения. Среди лучших камерных программ первого полугодия (1982 год) следует назвать передачу Одесского телерадиокомитета «Поет лауреат международного конкурса Людмила Ширина». В этой программе настрою возвышенных чувств, наполняющих музыку И. С. Баха и А. И. Хассе, как нельзя лучше отвечал интерьер старинного особняка. Оперные номера программы прекрасно «монтировались» с интерьерами помещения Одесского оперного театра. Режиссером Ириной Швед они были выстроены в программе по нарастающей линии развития, очень естественно и плавно приведшей к кульминации в самом конце программы, связанной с выходом съемки из помещения театра на улицу в арии Лизы из последнего действия «Пиковой дамы П. И. Чайковского». Кстати, кроме отдельной трансляции, один из эпизодов этой программы был также использован в программе ЦТ «Музыкальный киоск» (4 апреля 1982 года).

Впрочем, не только концерт интересно и изобретательно решался этой творческой бригадой. Не умаляя достоинств иных работ Ирины Швед, все-таки наибольшее удовольствие я испытываю, когда в очередной раз просматриваю фильм-балет «Маскарад», в котором ведущие партии в разное время исполнили на сцене М. Петухов, В. Гришукова, Т. Степанова, С. Яппаров, П. Фомин, А. Коренок. Благо этот спектакль по-прежнему показывает одесское телевидение. Причем, смотрю этот спектакль не просто с восторгом зрителя, отдаю должное мастерству режиссера, гармонично соединившего каждый вздох, каждое движение, каждый звук в одно целое произведение, от которого глаз не оторвать, и после того, как прозвучал последний аккорд, хочется возвращаться в начало спектакля снова и снова. Сложно даже представить себе, сколько часов потратил режиссер на репетиции, вместе со всей творческой группой досконально изучая ход спектакля, выстраивая схему съемок!

Сама Ирина Васильевна говорит: «Как вихрь, налетела на нашу редакцию, я считаю, сумасшедшая по масштабам работа — балет «Маскарад». Театр готовился к премьере, ведь это была первая постановка «Маскарада» в Советском Союзе, а мы одновременно к «переносу» балета на телевизионный экран».

Впервые «Маскарад» прошел в 1983 году на ЦТ в цикле передач «Премьера». Московские рецензенты писали: «Балет «Маскарад» — спектакль Одесского театра оперы и балета — явление весьма интересное в советском балетном репертуаре. Как нам думается, премьера этого балета по ЦТ прошла весьма успешно. И не только потому, что театр предложил интересный спектакль, но и потому, что была проделана огромная работа телевизионной группой: режиссером Швед, редактором Илюшенко, звукорежиссером Ниной Балаевой, ведущим оператором Анатолием Бурдейным, операторской группой». На это режиссер-постановщик Ирина Швед замечает: «Телевизионное творчество — коллективное, и, если собирается команда единомышленников, то успех обеспечен, а рядом со мной всегда работали потрясающе талантливые люди».

С 1 марта 1977 года к этим талантливым людям присоединился П. А. Заричанский, приступивший после Николая Николаевича Иванченко к обязанностям председателя Облтелерадиокомитета, а до того занимавший должность директора Одесского книжного издательства «Маяк». Когда он оглядывается на пролетевшие годы, удивляется тому, как быстро мчал его поезд жизни. С другой стороны, как же много уместилось в эти годы: событий, друзей, удач и разочарований! Шестьдесят лет в журналистике, семнадцать из которых — генеральным директором Одесской гостелерадиокомпании.

Строки из автобиографии: «Я, Заричанский Петр Алексеевич, родился 23 октября 1930 года в Бершадском районе Винницкой области. Мать — колхозница, отец работал учителем, директором школы, погиб на фронте. В 1948 году я переехал в Одессу. Здесь работал на различных механизмах на станции Одесса-Товарная. В мае 1951 года был призван в армию».

Стройотряд и целина — это не просто перемещение миллионов людей в пространстве на стройки века, это — философия, идеология того времени, всеобщий азарт, который захватил и Петра. После армии по комсомольской путевке он отправился на целину, освоение которой в буквальном смысле начиналось на пустом месте. Совхозы создавались при полном отсутствии инфраструктуры (дорог, зернохранилищ, прочих производственных объектов), не говоря уже о жилье и ремонтной базе для техники. Правда, когда они с женой прибыли в совхоз «Новочеркасский», в рабочем поселке уже стояло несколько рядов домов, были введены в действие некоторые производственные объекты. Там он начал свою карьеру целинника в роли прицепщика тракторной бригады, ощутил вкус пыли из-под трактора, узнал, что такое суховей и колючая солома, так и норовившая попасть в глаза и за воротник. Весною отсеялись, перезнакомились и вскоре на общем профсоюзном собрании Заричанского избирают председателем рабочкома совхоза «Новочеркасский».

О целинниках он довольно часто писал в местные газеты. Журналистика увлекала все больше, и потому естественным был его переход на работу редактором совхозной многотиражной газеты. С удовольствием осваивал новую специальность, сам писал, редактировал, как он теперь говорит, «свою любимую многотиражку». Типографии в поселке не было, отвозил макет в районный центр. Как-то во время отпуска в Одессе друзья спросили:
— Далеко ли до того райцентра?
— Летом — 40, зимой — 7 километров, — ответил, как всегда, с юмором, сразу пояснив, что летом ему всегда приходилось добираться в обход по Транссибирской железной дороге, а зимой, когда Ишим покрывался льдом, он, прихватив очередной макет газеты, отправлялся на лыжах напрямик через реку, рискуя замерзнуть или встретиться с волком. Именно в тот период Петр Заричанский был награжден медалью «За освоение целинных земель». Потом его пригласили на работу собственным корреспондентом в штат областной газеты «Акмолинская правда» по целой группе районов — огромному региону, равному по площади нескольким европейским странам.

Работая редактором многотиражки, понял, что хочет навсегда связать свою жизнь с журналистикой, а значит — надо учиться. Поступил на заочное отделение факультета журналистики Казахского университета.

Когда в разгар лета они с женой вернулись в Одессу и увидели со ступенек вокзала улицу Пушкинскую, укрытую от солнца могучими деревьями, Петр был счастлив, но главное — была счастлива его Зина, вернувшаяся в родной дом. За время их отсутствия Одесса изменилась, повеселела. Шел пятнадцатый год после окончания войны, многократно увеличилось население, разрушенные кварталы отстроились, сооружались новые жилые массивы, промышленные предприятия и морские порты, появилось телевидение, которого не было, когда они отправлялись на целину.

После возвращения перевелся на филфак Одесского университета, который закончил без отрыва от производства. А работал на Одесском областном радио: корреспондентом, старшим редактором, главным редактором. При его непосредственном участии была создана совершенно новая на то время лента новостей «Черноморский маяк», которая, кстати, до сих пор живет в радиоэфире Одессы. В любой сфере, где трудились его радиогерои, у Заричанского появлялись друзья, например, среди одесских китобоев. Он провожал и встречал в одесском порту китобойную флотилию «Слава», рассказывал о ее достижениях. Материалы члена Союза журналистов Петра Заричанского на эту и другие темы были тогда популярны у одесских радиослушателей, а для него это стало любимым делом, казалось, что так будет всегда.

Однако в августе 1966 года обком Компартии Украины рекомендовал его на работу в областное отделение организации общества «Знание», где он занимал ответственные посты в продолжение шести лет. С 1973 по 1976 год работал директором издательства «Маяк». С марта 1977 года ему предложили вернуться в Одесский телерадиокомитет, в этот раз — на должность председателя, он с радостью принял предложение, и начался 17-летний марафон в качестве главы областного радио и телевидения.

Когда Заричанский стал председателем, со дня появления в Одессе государственного телевидения прошло 20 лет. Остались в прошлом годы ученичества, к голому энтузиазму творческих работников прибавился профессионализм, появились свои «звезды» экрана, которые могли служить примером для молодых сотрудников. Наступило время, которое по праву можно назвать периодом расцвета Одесского облтелерадиокомитета. Инженеры ООРТЦ каждый год дарили творческим работникам какое-либо новшество. В 1977 году введена в эксплуатацию ПВС, позволяющая проводить видеозаписи непосредственно на месте событий. Вскоре была освоена ПТС «Магнолия» с телекамерами, дающими цветное изображение. В 1984 году вошла в строй такая же аппаратура в АСБ-1 «Перспектива», оснащенная камерами КТ-132. Теперь все передачи Одесского телевидения можно было видеть в цвете. Словом, после модернизации, начавшейся в начале 70-х годов, технические возможности позволяли все более полно реализовывать идеи творческих работников. Одним из приоритетных направлений было участие во всесоюзных и республиканских конкурсах, и фестивалях. Например, только в 1987—1990 годах Одесский комитет занял призовые места на конкурсах, проведенных в Баку, Минске, Волгограде, Луганске, Киеве.

Возрастала продолжительность теле- и радиовещания, к 1990 году она составляла 400 часов в квартал. Многие передачи тиражировались и выходили в эфир на республиканском и Центральном телевидении. По инициативе Петра Заричанского и при его активном участии были подготовлены десятки передач в содружестве с телерадиоцентром Варны (Болгария). А уж сколько раз за 17-летний период он получал вручаемое коллективу Переходящее Красное знамя Гостелерадио СССР и Гостелерадио Украины, другие очень престижные награды — не перечесть!
We use cookies to provide the best site experience.

Для оптимизации работы сайта используются файлы cookies
Оставаясь на сайте, вы соглашаетесь на использование файлов cookies.

Ok, Больше не показывать
Close