Идем на телек
Глава 14

Мыслить в кадре

Вы замечали, как прекрасно «бабье лето», пока не увидели картину Левитана «Золотая осень»? Очень часто мы не видим красоты окружающего мира, равно как и элементарных, привычных для наших глаз вещей, не придаем значения тем или иным ситуациям. Однако есть люди, которые замечают все и обращают наше внимание на окружающий мир, взаимосвязь явлений и поступков. К таким, безусловно, относится Леонид Сущенко. Он умеет так разработать тему, которую поставил во главу угла своей передачи, что даже самые запутанные взаимоотношения становятся понятными и оказываются простыми, потому что логика — главный его инструмент. Возможно, потому что он драматург и в своих работах подчиняется законам драматургии, впрочем, может, потому он и драматург. Даже в наиболее критических материалах Леонид не концентрирует злобные нападки, как это часто бывает на сегодняшнем телевидении, а делает спокойный анализ происходящего.

Я всегда с интересом и удовлетворением наблюдала за тем, как разворачиваются события в сюжетах Леонида Леонидовича. Он будто дает жизненную формулу подхода к тому или иному предмету, причем эта формула таит в себе иронично-доброе отношение ко всему, что его, а после его подачи — и нас, окружает. Таков он, когда ведет телепередачу или выступает на сцене, таков он, когда читает лекцию или просто при встрече желает тебе быть и здравствовать.
За что бы ни брался этот инженер-химик-технолог основного органического и нефтеперерабатывающего синтеза, он поистине талантлив во всем. Перед публикой серьезно начал выступать с группой студенческого театра эстрадных миниатюр Дворца культуры Одесского политехнического института (СТЭМ ОПИ), причем, в основном, с сатирическими миниатюрами, в том числе в команде КВН (вторая сборная с капитаном Ю. Макаровым).

Некоторое время Леонид был режиссером СТЭМ, затем — художественным руководителем театра-студии «Комедиум», артистом Одесской филармонии. Словом, многие годы не покидал сцену, работал перед телекамерой и написал сотни материалов разных жанров для театров, эстрадных выступлений и телевидения.

После окончания политеха Леонид Сущенко три года работал по специальности, а затем стал литературным сотрудником областной молодежной газеты «Комсомольська іскра», но уже тогда, еще точнее с детских лет, с телестудией его связывала прочная дружба. Возможно, с первой минуты, как увидел телекамеру. Не удивительно, что из газеты журналист перешел старшим редактором ОСТ и с увлечением работал в молодежной и редакции пропаганды. Вот тут необходимо вновь длинным словосочетанием обозначить круг его обязанностей, хотя, скорее — увлечений и способностей. На телестудии Леонид Леонидович писал сценарии, рассказы и пьесы, был ведущим передач, автором и участником студийных «капустников». Для него не существует тематических границ, одинаково блестяще он выписывает юмористические сюжеты и «убивает» логикой критических материалов.

Сегодня заслуженный журналист Украины, член Союза театральных деятелей Леонид Сущенко продолжает работу в эфире областного телевидения, участвует в общественной и культурной жизни города. Будучи наставником молодежи, уверенный в жизненности формулы «Учитель живет в работах своих учеников», — с благодарностью повторяет: «Я вспоминаю свое участие в детских передачах Людмилы Васильевны Сироткиной как фееричный праздник.

Но, будучи в выпускном классе, я познакомился еще с одним человеком, оказавшим влияние на становление моей личности, — Зиновием Зиновьевичем Могилевским. Невысокого роста, подвижный и остроумный, он почему-то получил прозвище «Магеллан», так его все и называли. Однажды меня и еще нескольких выпускников он пригласил в студию, каждого усаживал перед камерой и говорил: «Я даю тему, а вы импровизируйте!». Помню, мне нужно было пофантазировать о «Бригантине». Надо было сразу, с одного дубля записать какие-то рассуждения на заданную тему. Поразительно, но Могилевский уже тогда, когда дикторы по-прежнему заучивали тексты передач, «просек» то телевидение, которое мы теперь называем авторским и при котором важна не только правильная речь, важны не только и не столько заученные фразы, а умение мыслить в кадре. Многие из нас благодарны Зиновию Могилевскому и другим наставникам, которые учили нас слышать собеседника, овладевать растущим потоком информации, анализировать, досконально изучать предмет, о котором ведется разговор, и делать собственные выводы».

Еще одно мнение очевидца подтверждает восторженную характеристику: «Должен вспомнить своих коллег не операторов, без которых просто не было бы операторского цеха такого высокого уровня, — утверждает Константин Копицкий. — Мне всю жизнь везло на хороших людей. Не просто хороших. Меня окружали исключительно умные и порядочные люди, такие, например, как Зиновий Могилевский. Он без преувеличения стал для меня, Жоры Чернякова, Жени Гулина и других коллег настоящим учителем, расширяющим наш кругозор. Я вам скажу — если нет интересной авторской задумки и режиссерской идеи, то и оператору там делать нечего. Зиновий Зиновьевич заставлял нас смотреть на жизнь сквозь призму камеры осмысленно, учитывая все нюансы момента, дабы передать настроение, а главное — содержание мысли, вложенной в сюжет автором. В критике наших действий был жестковат, однако все его замечания носили конструктивный характер. Рядом с ним все становились профессиональнее, хотелось соответствовать ему, повышать свой образовательный уровень, мы тянулись за ним, ведь оператор всегда — соавтор, а иначе и быть не может. Кроме всего, Зиновий любил шутку, что, в свою очередь, разряжало обстановку и психологически скрепляло отношения в творческой группе, учило нас на любые жизненные обстоятельства смотреть с юмором и иронией». С уважением отзываются о Зиновии и другие коллеги.

В сентябре 1969 года помощником режиссера редакции пропаганды, где в то время «заправлял» Зиновий Могилевский, была назначена Татьяна Николюк. Она вспоминает: «Я не переставала удивляться той творческой атмосфере, что царила в редакции. Зиновий Зиновьевич был умелым организатором процесса, досконально знал все тексты передач, внимательно следил за стилистикой языка сценариев, не терпел штампов и повторов, заставлял наиболее полно использовать синонимический ряд. Когда я впервые зашла в редакцию, меня поразили плакаты, написанные Зиновием от руки: «На этой неделе не употребляем словосочетания…», — и следовал перечень тех предложений, которые он недавно встречал в сценариях. Все его методы руководства перечислять нет смысла, просто хочу сказать, что среди своих телевизионных наставников первым хочу назвать именно Зиновия Могилевского».

Зиновий — газетчик, в продолжение двадцати лет постоянно работал в одесских областных газетах: «Знамя коммунизма», «Чорноморська комуна», «Комсомольське плем'я». Окончивший исторический факультет Одесского госуниверситета, он не просто знал историю края, в своих публикациях он делал исторические параллели и учил к любому событию в прошлой или настоящей жизни подходить аналитически. Хорошо владея словом, он и на телестудии стал одним из ведущих редакторов, способствуя тому, дабы авторское телевидение все глубже пускало свои корни.

Ким Каневский, анализируя опыт таких журналистов, как Зиновий Зиновьевич, считает: «Приход на телевидение из газеты — достаточно типичное явление для нашего поколения. Я убежден, что все-таки хотя бы минимум газетной практики теле- и радиожурналисту необходим». В разные отрезки времени из газет на ОСТ со своим багажом также пришли: Наталья Беспоясная, Петр Заричанский, Павел Хиджакадзе, Галина Грибоедова, Леонид Сущенко, Наталья Симисинова, Виктор Козюра, Светлана Онищенко, Светлана Чекушина, Николь Кустова, Антонина Иванова, автор этих строк и другие. Думаю, в том, что на сегодня телевидение из вида искусства превратилось в средство массовой информации, заслуга газетчиков. Или все же вина? Для газетчика вначале непривычна сама технология подготовки материала, особенно для того, кто становится не только автором, но и ведущим передачи. Знаю это не понаслышке. Сама, как и другие коллеги, испытала «муки» растерянности и удивления: «Почему, выступая перед аудиторией либо владея авторучкой или пишущей машинкой, излагаешь мысли четко и ясно, будто кто-то свыше диктует тебе сюжет, но как только включается телекамера, мысли твои теряют свободу, становятся более скованными и неуловимыми?» Потом поняла — дело в методе. Со временем привыкаешь и к невозмутимой одноглазой камере, и к интерьеру, и к коллективной работе над материалом, когда в звенящей тишине студии живешь отдельной жизнью и, общаясь с собеседниками, уже не обращаешь внимания на условности и методы.

Тем не менее, кто из нас после финальных титров не хотел бы вернуться в начало передачи и «сыграть» все сначала? Молча «грызешь» себя упреками: не так надо было начать, не так надо было спросить, не так надо было попрощаться со зрителем… Однако передача окончена и что-либо переписать или исправить уже невозможно. С другой стороны, представляете, сколько усилий и нужных слов нужно употребить газетчику, чтобы включить воображение потенциального читателя и заставить его увидеть описываемый предмет или событие твоими глазами?

На телевидении после написания текста все только начинается. Результат зависит от коллективного труда десятков человек, которые, усиливая впечатление, добавляют к твоим журналистским наблюдениям и изысканиям что-то свое разными средствами: режиссер и оператор, художник и осветитель, редактор и монтажер, а также инженер, стоящий за спинами «творцов» и готовый в любую минуту прийти на помощь. Все это многократно усиливает впечатление потребителя (прошу прощения) авторского сценарного материала.

Галину Грибоедову, которая довольно быстро освоила коллективный подход и уяснила свое место в ансамбле, многие телевизионщики тоже называют своим учителем. До появления на областном телевидении несколько лет она работала в редакции областной молодежной газеты «Комсомольське плем'я». Отличный язык ее сценариев, умение найти нужные слова для доверительного общения с телезрителем сделали передачи, которые она редактировала, популярными. Учитывая особенности телевидения, Галина Леонидовна в дополнение к «крепкому» сценарию умело «включала» эмоцию, превращая передачи в настоящее ток-шоу, так распространенное сегодня. Особо весомой передачей из тех, автором которых она была, стала передача «Законы Родины моей», поднимавшая актуальные вопросы работы суда и прокуратуры, профилактики правонарушений, рассказывавшая о людях, стоящих на страже законности.

Безусловно, у каждого молодого человека, кто впервые переступил порог студии, были свои учителя, теперь они уже сами ветераны и рассказывают о наставниках с теплотой и уважением. О Галине Грибоедовой Костя Копицкий говорит как об одном из сильнейших журналистов, Татьяна Николюк, перечисляя тех, кто учил ее профессии, подчеркивает: «Галина Леонидовна была мне не просто учителем, а второй мамой». «Когда Грибоедова выходила из своей редакции, — вспоминает Ирина Швед, — и шла мне навстречу, хотелось отдать ей честь как старшему по званию, настолько сильно было уважение молодых сотрудников, в числе которых была и я, к таким, как Галина Леонидовна, способным, сказала бы, мощным журналистам».

Кстати, сама Грибоедова и сегодня говорит об Ирине как о человеке талантливом, ни на кого не похожем. Возглавляя отдел писем, Грибоедова много работала с почтой, считая обратную связь со зрителем очень важным элементом в своей общественной и журналистской деятельности. Вспоминая о том времени, она шутит: «Я тогда спала на письмах». А Иван Ненов вторит ей: «Тогда и я спал на письмах!». Не удивительно. Письма в адрес студии приходили мешками. «Когда из литературно-драматической редакции меня перевели в отдел писем, — рассказывает Галина Козмава, — я побаивалась, что мне нелегко будет сработаться со строгой Галиной Леонидовной. Оказалось, что она совсем не придирчива, прощала нам с Олей Джабурией промахи, делая скидку на возраст, по-матерински учила осваивать общее дело. Режиссером популярнейшей программы «Ваше письмо получили…» был Игорь Павлович Близнюк, в подготовке также помогали мы с Наташей Завадской. Ольга Джабурия, кстати, продолжила работать над этой передачей самостоятельно, когда Галина Леонидовна ушла на пенсию».

Галина Ружицкая приехала из Волгограда. Окончив Волгоградский государственный педагогический институт, она работала заведующей фильмотекой, помощником, затем ассистентом режиссера на Волгоградской студии телевидения. Всего в продолжение года Галина сделала вполне соответствующую ее способностям карьеру, став режиссером. Когда приехала в Одессу, уже имела некоторый опыт. Как и Евгений Гулин, ее супруг, получила второе высшее образование, окончив Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Тяготела к информационному вещанию. Не однажды можно было услышать хвалебные слова в ее адрес от руководителей редакции информации, так как Галина Константиновна обладала быстрой реакцией, что особенно важно для программы, выходящей по несколько раз на дню. Она вполне могла быть редактором, не хуже автора знала о предмете разговора, происходившего в кадре, не раз давала дельные советы редакторам во время монтажа и записи передач. Ее способности высоко ценил Зиновий Могилевский, с которым Галина Константиновна сняла немало программ, в том числе телевизионный цикл «Буревестник».

Вспоминая сезон 1966—1967 годов, первый в истории капитан одесской команды КВН, ныне главный редактор журнала «Фонтан» Валерий Хаит, рассказывает, что, когда проходило первенство команд города, ведущими были Нелли Харченко и Михаил Малеев. Когда же решался вопрос, кто будет назначен режиссером телевизионной версии, то все называли Галину Ружицкую. По общему мнению, Галина Константиновна была не просто руководителем телесъемок, она была очень увлечена игрой КВН-щиков и заинтересована в том, чтобы выступления команд были сняты как можно лучше и эффектней, помогала освоить премудрости работы перед камерой. Директор Одесского академического русского драматического театра Александр Копайгора добавляет: «В 1972 году сборная команда, капитаном которой был Юрий Макаров, стала чемпионом КВН и, конечно, сразу по возвращении пришли с рассказами на Одесское телевидение. Мы любили наше телевидение, а оно любило нас. Как правило, режиссером этих передач была уважаемая нами Галина Ружицкая».
Известно, что многолетняя дружба связывала Одессу с десятками городов-побратимов во всех уголках земного шара. Сотрудничество выражалось, конечно, прежде всего, в организации промышленных, сельскохозяйственных, художественных выставок и гастролей. Причем довольно часто такие мероприятия устраивались в обоих городах одновременно. Если, к примеру, в городе Сегед открывалась выставка произведений одесских художников, то буквально в эти же дни в Одессе демонстрировались картины сегедских мастеров. Называю первым из двадцати пяти городов-побратимов Сегед не случайно, так как в сеть Интервидения Одесское телевидение впервые включилось с телемостом Одесса — Сегед. За пультом находилась режиссер Галина Ружицкая. И хотя такой вид творческой и технической работы был для Одессы новинкой, программа вышла в эфир на высоком уровне, о чем в письме на имя главного инженера Одесского телецентра Игоря Комара с благодарностью подчеркнуло руководство телевидения Сегеда. Впоследствии телемосты с городами-побратимами стали регулярными: Одесса — Дели — Калькутта, Одесса — Ванкувер и другие. Например, в 1978 году состоялся телемост Одесса — Варна, который вели: за пультом — Галина Ружицкая, в кадре — тележурналист Иван Ненов.

С каждым годом количество часов в эфире увеличивалось, и основную долю, как правило, составляли тематические циклы: информационные, публицистические, связанные с разными отраслями народного хозяйства, наукой, образованием, культурой и спортом. Соответственно тематике были созданы отраслевые редакции. У каждого была своя ограниченная территория, как географически, так и тематически. Особое внимание уделялось пропаганде книги. Один из нештатных ведущих областного телевидения, ныне профессор Василий Попков констатирует: «Мы воспитывались в культуре книги. Книга — это такой инструмент, когда сам добываешь знания, то есть, читая книгу, формируешь свое мировоззрение. А Интернет, особенно с видеопродукцией, при всех его положительных качествах, это, скорее, система, уже сформировавшая некий образ и вливает его тебе в мозг в готовом виде».

Одной из популярных и общеобразовательных передач, безусловно, стал «Литературный календарь», выходивший в одесский эфир ежемесячно, и, привязываясь к календарным датам, рассказывал о творчестве классиков украинской, русской и зарубежной литературы, знакомил зрителей с новыми книгами, а также приглашал в свою гостиную писателей, поэтов, библиотечных работников и филологов. В передачах на литературные темы участвовали известные писатели: Максим Рыльский, Степан Олейник, Константин Симонов, Борис Нечерда, Олекса Шеренговый, Станислав Стриженюк, Валентин Мороз, Василий Сагайдак, Владимир Гетьман, Юрий Михайлик и другие.

Безусловно, ни одна из таких встреч не оставалась незамеченной областной прессой. Газета писала: «Большой литературный день выдался на Одесской студии телевидения. В гости к телезрителям пришел находящийся в Одессе словацкий писатель Роман Коштя. После беседы с ним началась большая передача «Литературный календарь», которую удачно провели заслуженный артист УССР В. Стороженко и артист Е. Кара-Гяур. В ходе передачи вспомнились многочисленные литературные даты нынешнего августа».

Романа Коштю, как и многих других гостей «Литературного календаря», представлял собравшимся руководитель одесской писательской организации Иван Гайдаенко. Дочь писателя Валентина, являющаяся сегодня заместителем главы Одесского областного совета мира, говорит: «Вообще, Иван Гайдаенко имел на телевидении, можно сказать, постоянную прописку. Он давал и брал интервью, вел передачи, а также участвовал в их подготовке, представляя не только писательскую организацию, но и Одесский совет мира, которым руководил долгое время. Часто отец брал меня с собой. Я присутствовала на «Голубом огоньке», что снимался в Одессе и транслировался на весь Союз. В детскую память навсегда врезалась также телевизионная встреча во Дворце моряков с моряками, вернувшимися из рейса, которая, кстати, тоже транслировалась на Москву. Помню не только события, но также приподнятое настроение, что царило во время записи и прямых эфиров подобных передач. Вообще, морская тема была представлена мощно, и мой отец, моряк и писатель-маринист, считал такой подход очень правильным для Одессы».

В Москве регулярно проводились декады искусства и литературы союзных республик, а в Киеве организовывались Дни украинских городов. Среди журналистов, сопровождавших одесскую делегацию, безусловно, всегда присутствовала и творческая группа Одесской студии телевидения. Телевизионщики привозили из столицы сотни метров кинопленки о «Днях Одессы» в Киеве, рассказывая о том, как весь Киев стал на несколько дней огромным залом для зрителей, любующихся творчеством одесских мастеров. Понятно, что все мероприятия и отображение их в СМИ проводились под эгидой управлений культуры городского и областного советов депутатов трудящихся.

Обе одесситки, они дружили задолго до того, как стали коллегами. Обе начинали помрежами, став со временем профессиональными режиссерами. Обе с восторгом восприняли авторское телевидение, с уважением относясь к журналистам, умело владеющим словом. Обе способны воплотить авторскую идею точно и ярко. Обе филологи и получили второе высшее образование, окончив Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Совершенно разные по характеру, они все же очень схожи по поступкам.

Другое дело, что проявляется это по-разному: Наталья Смирнова отстаивает свое мнение горячо и импульсивно, а обстоятельная Галина Дубиненко убеждает собеседника внешне спокойно, хотя, и это все прекрасно знают, от своего мнения отступает только после убедительной аргументации оппонента. Какое-то время Наталья Смирнова жила за пределами Одессы, а, вернувшись, занялась поисками работы, поделившись беспокойством по этому поводу с подругой. Галина Дубиненко, которая тогда уже была сотрудником ОСТ, выслушав подругу и подумав немного, сказала: «Послушай, а почему бы тебе не прийти к нам? У нас недавно появилась вакансия помрежа, по сути ничего сложного, по заданиям режиссера и редактора «бегать» в помощниках». Наташа, хоть имела высшее филологическое образование, все-таки решилась устроиться на самую низкую должность в телевизионной иерархии и теперь, спустя десятки лет, со смехом констатирует: «Вот и добегалась с тех самых пор — 32 года, причем роль случайности в нашей жизни в полной мере коснулась и меня, так как я никогда до этого не предполагала, что свяжу свою жизнь с телевидением». Справедливости ради скажем, что со временем она стала «бегать» для своей авторской программы. Но прежде была ассистентом у нескольких режиссеров, в том числе у Владимира Голоты.

Он пришел на студию в 1977 году после окончания Киевского института театрального искусства имени И. К. Карпенко-Карого. Причем формально был принят редактором литературно-драматических передач, хотя с первых дней исполнял обязанности режиссера. Когда появилась вакансия, в ноябре 1981 года был официально назначен главным режиссером. Парадокс заключался в том, что в связи с сокращением штатов эта должность была упразднена, но Владимир Васильевич продолжал работать в качестве режиссера до 1990 года. Наиболее заметной его работой стал телевизионный фильм-спектакль «Раненые», снятый в содружестве с Натальей Смирновой, при участии телеоператоров Анатолия Бурдейного и Валерия Антонова.

Постепенно статус Натальи Смирновой менялся: администратор, ассистент режиссера, режиссер. Очень серьезно относилась к обязанностям на любой из этих должностей. Уяснила для себя технологию подготовки телепередачи от написания сценария до выхода в эфир, изучила пульт в качестве ассистента, почувствовала в себе силы режиссера и захотела их применить на практике. Однако к тому моменту не имела профильного образования. А поскольку настойчивая Наташа всегда следует совету Конфуция «Когда очевидно, что цель недостижима, не изменяйте цель, изменяйте свой план действий», то определила своей ближайшей целью поступление в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Потом, когда стала совмещать обязанности автора, режиссера и ведущей, обучение в обоих вузах стало хорошим подспорьем: изысканный язык филолога и образное мышление режиссера, соединенные с тематикой ее передач, делали их, как говорят в таких случаях, «смотрибельными». И не только.

Эти передачи поднимали разные проблемы сферы искусства, всегда несли в себе высокий образовательный и эстетический уровень. Подкупали форма подачи, соответствующая времени и моде, эрудиция ведущей, ее уверенность в кадре, точность языка и краткость определений, даже какая-то строгость в общении со зрителем. Позднее эту тематику успешно продолжила Марина Баканурская, особым увлечением которой, кроме театра и изобразительного искусства, стало кино и его создатели: режиссеры, сценаристы, художники, актеры.

Не только Наталья Смирнова «вошла в кадр», постепенно оставив группу телевизионщиков, составлявших армию тех «бойцов невидимого фронта». Наталья Хохлова-Покровская пришла на студию сразу после школы смышленой, полной идей девчонкой. Прошла все ступеньки подъема по карьерной лестнице, хотя начиналось все тоже почти случайно. Наташа не прошла по конкурсу в университет и, получив таким образом, отсрочку на год, раздумывала над тем, куда бы устроиться на работу. Сокурсницами ее старшей сестры по филфаку некогда были Светлана Зарицкая и Галина Илюшенко, работавшие теперь на Одесской студии телевидения. Однажды в разговоре они сказали подруге, что в литературно-драматическую редакцию требуется помощник режиссера. Так, казалось бы, случайный разговор трех подруг предопределил судьбу Наташи, а телевидение с сентября 1975 года стало делом всей ее жизни.

Сегодня Наталья Леонидовна говорит: «Как хорошо, что я прошла все этапы телевизионной лесенки, каждая ступенька которой учила многому, добавляя в копилку знания, необходимые для того, чтобы видеть и понимать весь телевизионный процесс в целом. Наиболее интересным и результативным был период, когда была помрежем. Известно, что любая столичная знаменитость, приезжавшая в Одессу, первым делом приходила к нам на телевидение, принимая участие в передаче «60 минут с…», соавторами которой были режиссер Гулин, редактор Черняков, ведущая Нелли Харченко и другие. Поскольку я была помрежем литературно-драматической редакции, то первой знакомилась со «звездами», так как в мои обязанности входило встречать их на вокзале, препровождать в гостиницу, постоянно находиться рядом с ними: Иннокентий Смоктуновский, Владимир Зельдин, Генрих Боровик... А Роман Кармен назвал меня «маленькой хозяйкой большого дома». Когда ко времени записи передачи мы с ним приехали из гостиницы и зашли в Большую студию, над его головой вдруг лопнул софит. Я испугалась и выдохнула: «Ах!», на что режиссер-документалист фильмов о войне Кармен спокойно заметил: «Наташа, я войну прошел. Этого ли мне страшиться?»

У помрежа работы немало: встретить гостей, оформить документацию, вовремя составить ведомости выплаты гонорарного и постановочного вознаграждения авторам, ведущим и актерам, в перерывах между передачами выполнить все распоряжения режиссеров, редакторов, руководителя объединения. Эта занятость не мешала Наташе в любую свободную минутку рваться за пульт или за камеру. А тогда вопросам техники безопасности уделялось большое внимание. У нее, как у всех администраторов, была своя зона доступа, а притрагиваться к камере или режиссерскому пульту — ни-ни! «Вот когда получишь ставку и сдашь экзамен Василию Гольцеву, отвечающему за технику безопасности, — говорили ей старшие товарищи, — тогда можешь смело подходить к технике». Инженер по ТБ строго следил за этим и «ловил» непослушных сотрудников «на месте преступления».
Больше всех доставалось Хохловой. Об этом знали все, поэтому, как только Василий Ефимович приближался к АСБ, ее предупреждали, и Наташа «ныряла» под пульт. Когда тот покидал аппаратную, вновь появлялась в поле зрения коллег. Надежда Абрамовна Лузина говорила: «Каждый раз со смехом я наблюдаю за этим трюком Наташи Хохловой с выскакиванием из-под стоек». Операторы тоже шутили: «Ее гонят в дверь, она — в окно!», — тем не менее, многие разрешали исследовать телекамеру. «Боялась я только Костю Копицкого, — говорит Наталья Леонидовна сегодня, — и то совсем недолго».
Любознательность и желание освоить новые знания пригодились, когда ассистент Галина Ольха уволилась и уехала в Киев, а Наташе пришлось три года подряд исполнять обязанности помрежа и ассистента, будучи к тому же и старшим администратором. Такая нагрузка была девушке не в тягость. Напротив — расширяла кругозор, накапливала опыт, сулила интересные встречи и знакомства: «В то время пробиться в театры было невозможно, — рассказывает она, — я же, как посредник между театром и студией телевидения, могла в любой зал входить беспрепятственно, так как мы постоянно договаривались с театрами о «переносе» той или иной постановки на телеэкран. Я была рада возможности каждый вечер посещать спектакли, знала всех актеров и дирекцию всех театров».

В ту пору Нелли Харченко неоднократно предлагала Наталье: «Хочешь, я с тобой позанимаюсь, ты вполне можешь быть диктором и ведущей», однако, по-видимому, было еще не время, ее больше интересовала режиссура. Проявив прекрасные организаторские способности, Наталья Леонидовна доказала право на самостоятельную творческую деятельность, и была назначена режиссером. Изобретательно подходила к записи общестудийных циклов, придумывала авторские программы, все более и более совершенствуя сценарии, выдавала в прямом эфире сложные по своей структуре часовые передачи «Телевизионный перекресток», «Одесский час», «Я вспоминаю Ваш портрет» и многие другие.

Но этого ей было уже мало. Вот тогда-то и родилось желание «войти в кадр», так как за годы работы на ОСТ накопилось немало невоплощенных образов и жизненных сюжетов, которые хотелось подать зрителю в авторском исполнении со своим видением мира и своими комментариями. Став автором и ведущей передач на различные темы, Наталья Леонидовна всегда прекрасно знает, на какую аудиторию рассчитана та или иная ее передача, благодаря чему у нее появились свои постоянные зрители. У Хохловой-Покровской есть чутье на гостя, приглашенного в студию, который будет интересен зрителю именно в определенный день или вечер. Кроме смелости и компетентности, умения мыслить в кадре в ней есть какое-то особое обаяние, перед которым не может устоять телевизионный собеседник, а это позволяет раскрыть тему передачи достаточно полно.

Год 1982 — последний год правления Брежнева. Затем страна пережила Андропова, Черненко и окунулась в пучину реформ Горбачева. В 1985 году была объявлена перестройка и провозглашена концепция, получившая название «новое политическое мышление». Однако кардинальные реформы всей системы, включая политические, начались в СССР только в 1987 году. Песня Виктора Цоя «Мы ждем перемен» стала своеобразным гимном того времени. Перемены в жизни огромной страны, связанные с переходом на хозяйственный расчет, нормализация политических отношений между Востоком и Западом, безусловно, повлияли и на смысловое значение газетных и телевизионных материалов.

Журналисты, в том числе одесские, брали пример с программ «Взгляд», «600 секунд», говорили о том, о чем раньше умалчивали. Наряду с телевизионными постановками и художественными программами все большее место в эфире занимало информационное и авторское телевидение общественно-политической направленности. Анатолий Довгонос, Игорь Покровский, Светлана Зарицкая, Людмила Галдун, Сергей Барабанов, Ирина Падорина, Ким Каневский, Георгий Черняков и другие готовили информационно-публицистические программы, анализируя положение дел во всех сферах жизни и стараясь вместе с участниками передач понять взаимосвязь прошлого, настоящего и будущего.

«В то время меня, первого секретаря обкома комсомола, часто приглашали на прямой эфир, — говорит Сергей Гриневецкий, — потому что в областной комсомольской организации было много начинаний, имеющих всесоюзное значение. Это первый в стране центр НТТМ, это первое место в СССР среди строительных отрядов, это Объединение молодежных клубов, это молодежное жилищное строительство, агроконвейер «поле—прилавок» и многое другое, за что мы получали переходящие знамена и награды. Обо всех этих событиях и достижениях рассказывала Одесская студия телевидения, разными способами информируя одесских телезрителей о мероприятиях, проводимых молодежными организациями, как применяя репортажную съемку для новостей, так и разворачивая ПТС на месте событий. К примеру, — на всесоюзных выставках политического плаката, неоднократно проводившихся на Дерибасовской. Считаю, что материал подавался полно и качественно, потому что тщательно готовились как тележурналисты, так и все приглашенные к микрофону».

И в последующие годы известный общественный деятель, Почетный гражданин Одессы и Одесской области Сергей Гриневецкий активно использовал средства массовой информации в качестве важной трибуны. Недавно в одном из интервью он подчеркнул: «Роль телевидения в получении информации на сегодняшний день определяющая. Не менее девяноста процентов черпают ее именно из телевизионных передач. Другое дело — качество этой информации. Хотелось бы, чтобы профессиональный подход брал верх, чтобы не было спонсорских передач в угоду тому или иному клиенту, чтобы было больше объективности, точности, выверенности информации. Сегодня бросают много хлестких заголовков, но глубины-то мало. Эта полуправда чрезвычайно опасна для общества. Мне кажется, что телевидение, особенно в Украине, где мы переживаем такой глубокий моральный ценностный кризис, отсутствие национальных интересов, когда с нынешним темпом жизни легко сбиваются приоритеты, должно взять на себя важную воспитательную функцию духовности, государственности и чувства патриотизма».

Журналист Сергей Барабанов вполне осознавал значение воспитательной функции телевидения, и хотя он работал на Одесской студии телевидения не так уж долго, но этого было достаточно, чтобы снискать в городе признание одного из сильнейших журналистов, способного вести разговор на любую тему. Он настойчив как-то незаметно, не наседает, не загоняет интервьюера в «пятый» угол, спокойно и компетентно ведет деловой разговор. Интеллигентность во всем: внешнем облике, владении языками, умении общаться с собеседником — давала ему реальную возможность раскрыть участника передачи, заставить забыть о камере и микрофоне, стать откровенным. Неоднократно убеждалась в этом, так как приходилось работать в паре с Сергеем над передачами для Украинского телевидения. Особенно интересной была поездка в Килию и Вилково, откуда мы готовили очередной выпуск воскресной программы «У неділю вранці».

Режиссером той программы был Евгений Гулин. В продолжение недели мы работали в этом благословенном краю. Было комфортно: то ли от величественной природы Дунайской дельты, располагающей к покою, то ли от того, что оба мои соавторы были немногословны и будто даже отстранены от происходящего, не шумели, не спорили, просто спокойно действовали по заранее составленному общему плану. С Сергеем договорились «на берегу» о теме передачи и о том, кто какой сюжет готовит к эфиру. Среди прочего ему досталась встреча со старообрядцами, предки которых поселились в Вилково давным-давно, но и сегодня свято хранят традиции отцов, верны своим убеждениям. Не очень-то они расположены к разговору. Но не с Сергеем Барабановым. Ему удалось подготовить блестящий сюжет, содержащий интересную информацию, но главное — раскрывающий психологический настрой преданных своей вере людей. Кроме того, Барабанов, играя в команде, умел подчиниться общему настрою, что способствовало цельности произведения. Когда Гулин читал общий сценарий и работал над ним, то сказал, что у него было ощущение, будто все это написано одним человеком.

До телевидения после окончания Одесского университета Сергей Барабанов в продолжение десяти лет работал в организациях культуры, преимущественно связанных с молодежным и зарубежным туризмом, его хорошо знали и уважали в этой сфере деятельности. Неоднократно, обращаясь к руководству ОСТ, различные турагентства приглашали Сергея освещать туристические маршруты: «Одесский областной спортивный клуб «Одесса» просит Вас командировать с 5 по 17 июля 1993 года комментатора Одесской студии телевидения Барабанова С. Г. для съемок видеофильма «О восхождении одесских горных туристов на Эльбрус». Или такое обращение: «25 сентября 1993 года из города Саутгемптон (Англия) во всемирной кругосветной регате Уитбред 93—94 стартует одесская яхта «Одесса». Для освещения в телевизионном фильме участия яхты в гонке просим командировать на срок с 22 по 27 сентября комментатора Сергея Барабанова и оператора Валерия Зайцева».

Такие просьбы различных организаций о совместной работе именно с Сергеем Барабановым насчитывались десятками, и каждый раз он привозил интересный исчерпывающий сюжет о том или ином событии либо путешествии. Сергей был участником и репортером не только экзотических туристических маршрутов. Весной 1992 года он неоднократно выезжал в район молдово-приднестровского конфликта и делал репортажи непосредственно с места военных действий. В декабре 1994 года Сергей Григорьевич перешел на работу в одну из центральных телекомпаний.

В конце перестроечных 80-х годов объединяющую роль взяли на себя популярные в городе циклы телепередач «Ваше мнение» Чернякова, «Телевизионный перекресток» Покровского и другие, ставшие составной частью общестудийного ежедневного цикла «Одесский час», выпуски которого по очереди вели разные редакции.

Одним из трио, объединившихся для «Одесского часа», были: Георгий Черняков, Ирина Падорина и Людмила Галдун. Такой союз был вполне оправдан, так как Черняков поднимал вопросы промышленности и экономики, Галдун тяготела к социальной проблематике, а Падорина информировала об интересных событиях в культурной жизни города. Людмила Галдун, когда влилась в коллектив ОСТ, имела за плечами определенный творческий стаж. Она достаточно хорошо подготовилась к работе на телевидении, поскольку получила двойное профильное образование, окончив в разное время Театральное училище и филологический факультет университета. Вначале работала на областном радио, затем перешла на телевидение.

Заслуженный журналист Украины Игорь Покровский — из тех одесских мальчиков, которые росли и воспитывались в атмосфере творчества и в окружении талантливых людей. Отец — профессор, народный артист УССР, известный дирижер, мама — балетмейстер, их друзья и знакомые так или иначе связаны с каким-либо видом искусства. Все это с самых первых дней жизни совершенно естественно формировало мировоззрение юноши, наполняло знаниями, сделало его интересной личностью. Специалист, хорошо знакомый с музыкальной жизнью Одессы, уровнем мастерства творческих коллективов и отдельных исполнителей — таким после школы П. С. Столярского, музыкального училища и Одесской консерватории пришел он в штат Одесской телестудии. Понятно, что вначале Игорь работал редактором музыкальных программ, затем был назначен руководителем творческого объединения, умело используя свои профессиональные знания, мог говорить с музыкантами на равных, потому его творческий поиск был результативен, а любой проект интересен зрителю.

Показателен в этом отношении телевизионный фильм-балет «Двенадцать» по мотивам поэмы Блока, на музыку Тищенко. Обозреватели утверждали: «Музыкальный редактор фильма Игорь Покровский нашел оригинальные решения образов поэмы в телевизионной интерпретации». Проект, хотя и осуществлялся совместно с балетной труппой Одесского театра оперы и балета, все-таки не был «переносом» с театральной сцены, а являлся оригинальной программой телевизионщиков при изумительной работе режиссерской группы под руководством Евгения Гулина, при участии Натальи Хохловой. Вообще, Покровский любил работать с Е. Гулиным, считая его талантливым режиссером и хорошим командным игроком. Их совместное творчество неоднократно отмечали как новаторское.

В приказе председателя комитета Петра Заричанского от 21 июня 1988 года вновь подчеркивались смелый поиск и новаторство Игоря Покровского и Евгения Гулина в освоении сложного для телевидения жанра. Отмечался также вклад всей творческой группы: телеоператоров А. В. Бурдейного, К. Й. Копицкого, И. М. Деревянко, звукорежиссера Е. С. Никитенко, ассистентов режиссера Н. Л. Хохловой, Т. Г. Маценко, администратора Т. Андреевой, бутафора-декоратора Л. И. Соколовой, видеоинженеров В. Г. Немцева, К. Г. Кирияка, гримера Т. А. Сааджан, костюмера Н. М. Дыхановой. Спектакль с успехом прошел на местный эфир и был показан по УТ, получив высокую оценку Главной редакции музыкальных программ Украинского телевидения с присуждением ему диплома I степени Гостелерадио УССР.

Еще ранее, в начале 80-х годов на Украинском телевидении стала выходить цикловая программа «Сонячні кларнети», которую поочередно готовили все областные студии. Одесский выпуск всегда выгодно отличался от других, так как в записи программы участвовали лучшие коллективы художественной самодеятельности Одессы и области. И хотя впоследствии к этой программе имели отношение и другие сотрудники ОСТ, все же начинали ее музыкальный редактор Игорь Покровский, режиссеры Ирина Швед и Наталья Смирнова. Игорь участвовал в создании множества сложных программ: телевизионный балет «Комедианты», телеопера «Любовный напиток», «Украинский романс», «Звучит орган», другие циклы и отдельные передачи на местное и Центральное телевидение, отмеченные неоднократно в качестве примера.

Довольно скоро Игорь Николаевич вышел за рамки передач о культуре и искусстве. Возглавив IV творческое объединение ОСТ, по-прежнему проявлял немало творческой изобретательности как один из создателей еженедельной программы «Одесский час — Телевизионный перекресток». На этом «Телевизионном перекрестке» он все чаще поднимал вопросы экономики, организации труда, говорил не столько о талантах, сколько о проблемах социально-культурной сферы. Игорь Покровский продолжает работать в эфире, являясь разносторонним журналистом, для которого не существует запретных тем. Будучи руководителем канала, по-прежнему поощряет инициативу, стремление создать что-либо новое, отличное от того, что было в телеэфире ранее.

Первым, кто вслух выразил мысль о том, что Покровскому нужно перейти на телевидение, был его друг Гарик Голубенко, чем круто и навсегда изменил жизнь музыканта. Неизменными остались дружба и активное участие обоих в общегородских культурных мероприятиях. Игорь Николаевич никогда не ограничивался работой в студии. Приведу лишь один из примеров — письмо председателя ОМК М. П. Бочарова, направленное в адрес руководства ОСТ в декабре 1985 года: «Объединение молодежных клубов Управления культуры Одесского облисполкома просит разрешить работу по совместительству в свободное от основной работы время редактору Покровскому И. Н.». Какое уж там свободное время! Вместе они осуществили множество интереснейших для молодежи проектов. Сегодня Игорь Николаевич, как и ранее, активно участвует в культурной жизни родного города. Однако это уже совсем другая история, тоже изобилующая многочисленными фактами и которая, надеюсь, тоже будет описана со временем. В то же время многие скажут вам, что при всей занятости, целеустремленности и даже одержимости в профессии Игорь Николаевич Покровский — человек добрый, умеющий радоваться удаче товарища, постоянно печется о чьих-то проблемах, помогает их решить и стремится поддержать человека, в этом нуждающегося.
We use cookies to provide the best site experience.

Для оптимизации работы сайта используются файлы cookies
Оставаясь на сайте, вы соглашаетесь на использование файлов cookies.

Ok, Больше не показывать
Close