Идем на телек
Глава 2

Команда молодости нашей

Он, хоть и рожден далеко от Одессы, но обладал задатками настоящего одессита: был романтичным и одновременно предприимчивым, даже авантюристом. Легко брался за любое дело, и все ему удавалось. Постоянно находился среди людей, другими словами, постоянно был на виду. На шестнадцатом году работал пионервожатым Дворца пионеров, в 18 стал курсантом военной авиашколы, где впервые увлекся журналистикой, с радостью принял предложение стать литературным сотрудником многотиражки. Из авиашколы отправился прямиком на фронт. С 1941 года после тяжелого ранения до конца войны был политработником в действующей армии. Прошел Сталинградский, Донской, 2-й Украинский фронт, награжден восемью орденами и медалями.

После войны поступил во Всесоюзный государственный институт кинематографии, откуда ушел с третьего курса, переехав в Одессу из-за тяжелой болезни родителей. Как оказалось, навсегда. Время его учебы на филологическом факультете Одесского государственного университета и в аспирантуре, где он получил степень кандидата филологических наук, совпало с первыми успехами преподавателей и студентов Одесского электротехнического института связи по созданию экспериментального телецентра. Игорь Николаевич Кривохатский работал тогда редактором массово-политической литературы Одесского книжного издательства, но, безусловно, ему интересен был новый вид творчества.

Однажды, взяв за руку свою маленькую дочку Оксану, он отправился в институт связи. Оксана Игоревна на всю жизнь запомнила свою первую встречу с телевидением: «В моем детском восприятии надолго засело впечатление от увиденного, поскольку до того дня я даже слова «телевизор» не слыхала. Во время посещения института связи мы с отцом увидели на экране действия, происходящие в соседней аудитории. Это был чисто физический эксперимент, сродни фокусу, подвижное изображение продолжительностью около пятнадцати минут. Все очень мелко и тускло. Тем не менее, я спрашивала потом у родителей, почему у нас дома нет телевизора, причем до тех пор, пока они не приобрели телеприемник».

Побывав в экспериментальном телецентре, Игорь все чаще возвращался к мысли, чрезвычайно увлекающей его возможностью заняться подготовкой телевизионных передач, пусть еще самодеятельных. Понятно, что связистам нужен был литературный сотрудник, умеющий написать сценарий и выстроить телепередачу, что для того времени, конечно, было в новинку. Руководство города подхватило эксперименты связистов и, посчитав, что рассчитывать только на энтузиастов в продолжение длительного времени не приходится, упорядочило работу возникшего в городе новообразования. При горисполкоме была создана редакция с небольшим штатом. Когда встал вопрос о том, кто может стать руководителем этого подразделения, выбор пал на 34-летнего Игоря Кривохатского.

Кто-то назовет это случайностью, скажет: просто оказался в нужное время в нужном месте. Возможно. Однако в то же самое время и другие творческие люди были в поле зрения, тем не менее, именно в Кривохатском организаторы первых в Одессе телевизионных передач увидели необходимые для телевизионщика качества. И не ошиблись. Он же был несказанно рад этому обстоятельству. Именно Игорь Николаевич написал первые строки сценариев одесских телевизионных передач, именно он создавал коллектив единомышленников, влюбившихся в телевидение и ставших для Одессы звездами большой величины. Таких, например, как диктор Нелли Харченко или ЛюцияГлибко-Долинская. Только перечисление всех титулов Люции Александровны займет у нас немало времени: режиссер театра, кино, телевидения, доцент Одесской национальной музыкальной академии имени А. В. Неждановой, член Союза кинематографистов Украины, Союза журналистов Украины, Союза театральных деятелей Украины.

Первая передача редакции городского совета вышла в эфир 1 мая 1956года. Начала ее диктор Нелли Харченко и предоставила слово председателю Одесского областного радиокомитета Николаю Прокофьевичу Лютенко. Завершилась программа, длившаяся полтора часа, демонстрацией кинофильма «Юность Максима».

Известно, что в середине 50-х годов в Советском Союзе началось массовое строительство стационарных телевизионных центров. Актуальным стал вопрос о создании редакций телевидения в государственных структурах. В Одессе редакцию не нужно было основывать в буквальном смысле слова, так как она существовала уже при Одесском городском совете, необходимо было только переподчинить и предусмотреть в государственном бюджете средства на ее содержание. Готовясь к празднованию 50-летия ОСТ, мы летом 2006 года обратились в федеральное агентство Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ с просьбой отыскать и направить в наш адрес материалы, касающиеся точной даты организации Одесской студии телевидения. В ответе значилось:
«Направляем заверенную копию приказа по Министерству культуры СССР
от 10 сентября 1956 года № 612 об организации студии телевидения в городе Одесса.
Приказ:
г. Москва № 612 10 сентября 1956 года
Об организации студии телевидения в г. Одесса
В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 4 мая 1955 года № 86
Приказываю:
1. Начальнику Главного управления радиоинформации т. Пузину
а) организовать в г.Одесса студию телевидения на самостоятельном балансе для подготовки и проведения телевизионных передач 1-й очереди;
б) утвердить штатные расписания указанной студии в установленном порядке.
2. Утвердить прилагаемое «Положение об Одесской студии телевидения Главного управления радиоинформации Министерства культуры СССР
Заместитель Министра
культуры СССР С. Кафтанов»

Своим приказом № 600 начальник главного управления радио-информации (ГУРИ) А. Пузин назначил с 1 октября 1956 года исполняющим обязанности директора ОСТ Кривохатского И. Н., главным бухгалтером Багатурия О. М. Направленное в Одессу Положение об Одесской студии телевидения приводится полностью в Приложении 2 настоящей книги. Четырьмя своими приказами директор ОСТ начал комплектацию штатов.

Первоначальная команда Игоря Кривохатского:
Багатурия Ольга Максимовна — главный бухгалтер,
Герастовский Дмитрий Иванович — ответственный директор,
Гончаренко Людмила Ивановна — секретарь,
Харченко Нинель Степановна — диктор,
Лидерман Александр Михайлович — старший оператор,
Белявский Дмитрий Иванович — оператор,
Матьяшек Инга Григорьевна — помощник режиссера,
Баскина Мирра Наумовна — редактор,
Гонтарь Елена Анатольевна — звукооператор,
Федоренко Всеволод Васильевич — художник-декоратор,
Галушкин Александр Кириллович — художник,
Колосов Василий Андреевич — художник-фотограф,
Горловецкая Анна Александровна — контролер передач,
Буров Анатолий Тимофеевич — заведующий фильмотекой,
Рубанова Наталия Ивановна — старший осветитель,
Лушкин Виктор Дмитриевич — осветитель,
Бурлака Леонид Антонович — старший рабочий,
Полянская Прасковья Степановна — уборщица.

Игорь Кривохатский понимал, что постановочные передачи возможны только под руководством талантливого режиссера, способного быстро сориентироваться в новых условиях, когда результат во многом зависит от умения использовать телекамеру и мастерство монтажера. Прошло более месяца со дня издания первых его приказов, прежде чем появился приказ №12 о зачислении на работу мастера монтажа Светланы Викторовны Терешкиной и режиссера. Весь этот период он посещал театры, особенно часто бывал на репетициях: смотрел, расспрашивал, выискивал. Однажды в Одесском театре юного зрителя стал свидетелем репетиции, которую проводила молодой режиссер Люция Глибко-Долинская.

Совсем недавно, в 1955 году, Люция с отличием окончила режиссерский факультет Киевского театрального института имени И. К. Карпенко-Карого и уже зарекомендовала себя в Одессе талантливым режиссером, осуществив на сцене одесских театров постановку спектаклей «Целебное яблоко», «Снежная королева» и других. Он сразу уловил, что эта хрупкая, красивая женщина обладала твердым характером, умением взять творческий процесс в свои руки, ему импонировало в ней сочетание образного мышления с логикой действий. После репетиции он подошел к Люции и без долгих предисловий предложил перейти на работу в студию телевидения.

Люция, конечно, уже знала об ОСТ, однако никак не связывала свою судьбу с этим, пусть необычным и интересным, явлением. Она наотрез отказалась: «Простите, я не знаю, что такое телевидение!» Но не тут-то было. Директор студии был настойчив и не оставлял Люцию в покое, вновь и вновь возвращаясь к своему предложению, убеждая: «А никто не знает. Давайте пробовать вместе!» Наконец сошлись на том, что она какое-то время поработает со студийцами по совместительству с работой в театре. Ничего определенного Люция Александровна не обещала, сказав: «Посмотрим, что из этого выйдет».
Игорь Николаевич был рад и такому промежуточному исходу дела, надеясь, что молодой режиссер не может не увлечься интересной работой телевизионщика. Он, к счастью, не ошибся, уже через три месяца Люция Александровна полностью перешла на ОСТ и попросила отправить ее в командировку в Киев для ознакомления с работой Киевской студии телевидения, которая к тому времени действовала уже несколько лет. Возражений не было, так как такая поездка всем была на пользу. В следующем году Люция Александровна проходила производственную практику в Москве, на Центральном телевидении.

Регулярные передачи начались 1 декабря 1956 года. В областной газете «Комсомольское племя» от 9 декабря было опубликовано интервью с Игорем Кривохатским: «Наша студия — самая молодая в стране. Пока будем выдавать свои передачи трижды в неделю: в среду и субботу вечером, с 19 часов, а в воскресенье в два часа дня для детей. Одесские зрители в этом месяце увидят концерты мастеров искусств Одессы и других городов, спектакль театра имени Иванова «История одной любви», обзоры театральных постановок, новые художественные кинофильмы и многое другое, предназначенное для всех слоев населения».

Старший преподаватель ОНАС (в продолжение пятидесяти лет) Павел Саввич Рига, который был студентом и одним из лаборантов в учебном телецентре, то есть очевидцем всех тех событий, вспоминает: «У нас была своя студия, которой мы очень гордились. Тем более, одесситы настаивали: «Давайте больше передач!». Однако, как известно, тогда записи не было, все транслировалось «живьем». И вот однажды молодая оперная певица Галина Поливанова была приглашена режиссером в студию. Она как раз вернулась с Варшавского фестиваля, где проявила весь свой талант и артистичность, и ЛюцияГлибко-Долинская попросила Галину спеть в прямом эфире все арии, исполненные ею на фестивале.

Качество передающей трубки было очень низкой чувствительности. Чтобы создать хорошую картинку, недостаток нужно было компенсировать мощным потоком света. Мы очень старались, чтобы показать любимую певицу в наилучшем виде: сзади направили прожектора, обеспечивающие хорошую подсветку. Однако температура поднялась настолько высоко, что у Поливановой задымились волосы». Галина Анатольевна, ныне академик, профессор Одесской национальной музыкальной академии имени А. В. Неждановой, хорошо помнит этот курьезный случай: «У меня на шее была красивая чешская бижутерия. Когда я заканчивала третью арию, увидела наполненные ужасом, широко раскрытые глаза Люции. Через пару секунд почувствовала, что немилосердно что-то жжет на шее и уже клубится дым. Вы думаете, я ушла? Ничего подобного. Я продолжала петь».

Все присутствующие в телестудии перепугались не меньше Люции Александровны, однако не останавливали работу, это ж был прямой эфир! После финальных титров со смехом обсуждали эпизод, а Галина Анатольевна, шутя, говорила: «Я подумала: Зоя Космодемьянская не сломилась под пытками. А я что? Пусть это будут пытки творчества. Артисты тоже не сдаются». Потом студийцы часто вспоминали это как один из многочисленных курьезов, а Галина Поливанова шутливо упрекала Нелли Харченко: «Ты меня чуть не сожгла!». Это только один из сотен примеров, когда телевизионщики и герои передач подстраивались к несовершенному оборудованию. К слову, со временем стала применяться видеокамера на суперортиконе, дающая хорошую картинку при малом освещении.

Если вы спросите у Галины Анатольевны, какой период времени связывает ее с Одесской студией телевидения, она ответит: «Ровно столько, сколько эта студия существует — 60 лет! Причем непрерывных 60 лет, и все эти годы я чувствовала большую любовь творческой группы, как тогда в учебном экспериментальном центре института связи, где прошел мой телевизионный дебют. В дальнейшем мне приходилось на телевидении выступать не только в роли исполнителя, у Владимира Михайловича Люстгартена, который с января 1959 года стал главным режиссером студии, я вела «Музыкальный кругозор», где была и диктором, и певицей, и музыковедом. Тогда Одесское телевидение активно пропагандировало классику, нам давали возможность часто бывать в Большой студии, навсегда ставшей для меня родной. Здесь звучали в прямом эфире, а впоследствии записывались целые оперы, фрагменты из спектаклей, готовились зарисовки о жизни театров и портреты артистов. Помимо этого практиковались встречи с ветеранами, на которых я, аккомпанируя себе набаяне, пела военные песни. Позднее меня приглашали в состав жюри, когда проводились различные фестивали и конкурсы музыкальных коллективов, как профессиональных, так и самодеятельных. И сегодня я с радостью посещаю Большую студию ОСТ».

К концу декабря газета поместила фоторепортаж Василия Колосова об интересной передаче для детей, посвященной жизни и творчеству Аркадия Гайдара: «Это первый самостоятельный спектакль, поставленный коллективом студии в ее стенах. В спектакле были заняты актеры Театра юного зрителя имени Островского, Русского драматического театра имени Иванова, а также учащиеся 5—6 классов 47-й и 36-йодесских школ. Над постановкой работали режиссер Л. Глибко-Долинская, редактор М. Баскина, оператор Д. Белявский. Восторженные отзывы говорят об успехе молодой студии». Не меньший восторг зрителей вызвал телеспектакль «История одной любви» и телепередача, посвященная 50-летию со дня смерти великого норвежского композитора и общественного деятеля Эдварда Грига, а также и другие телевизионные программы.

Люция Александровна сегодня говорит: «Камера была нам подарена Ленинградским телецентром, она стояла и двигалась только по рельсам: вперед — назад. Но у меня были замечательные операторы Белявский и Лидерман. Они на этой одной камере, в которой, к тому же, изображение было вверх ногами, придумывали эффектные способы съемки. Ведь что такое ТВ? Тут действительно можно придумывать все. На сцене нет общего, крупного и среднего плана. На сцене зритель видит то, что ему показывают, в целом. На телевидении все совершенно по-другому. Например, передачу об Эдварде Григе по новелле Паустовского «Корзина с еловыми шишками» мы снимали на пленку в Ботаническом саду. Нашли там большую сосну, у которой находился народный артист Павел Михайлов, игравший главную роль. Звук оттуда подать мы не могли, только со студии. Художник Всеволод Федоренко сделал замечательный слепок-копию той сосны.

На фоне этой декорации со студии мы выдавали голос актера, а также музыку Эдварда Грига, и у зрителя создавалось впечатление, что действие происходит в том же интерьере. Так мы приспосабливались многократно, а конечный результат и возможности телевидения нас радовали все больше, тем более, благодаря инженерам техника совершенствовалась и предоставляла творческой группе все более широкие возможности».

Люция Александровна и сейчас с благодарностью вспоминает делавших вместе с ней первые шаги на телевидении: диктора Н. Харченко, режиссера А. Мамонт-Завьялова, ассистента И. Матьяшек, операторов А. Лидермана и Д. Белявского, осветителей Н.Рубанову, В. Пушкина и Э. Лужкина. Большинство из них со временем стали «звездами» телевидения и сделали немало для его развития. Только из перечня их общих работ можно издать Большую энциклопедию. Но дело даже не в количестве: от передачи к передаче раскрывался суммарный талант творческого коллектива ОСТ, объединенного единым стремлением — делать телевизионную продукцию яркой, интересной телезрителю.

После каждого выхода в прямой эфир сподвижники Люции Александровны переживали маленькое душевное потрясение. Как правило, еще долго не расходились, будто никак не могли расстаться со своим детищем, которое вышло в эфир и осталось только в памяти телезрителей. Еще и еще раз проговаривали ход передачи, подчеркивали удачные моменты, обсуждали казусные, даже смеялись над ними. Им было хорошо вместе, за короткий срок они проделали путь, на котором были, конечно, поражения, но все-таки больше было побед.

Общий язык всегда находили режиссер, кинооператоры, технический персонал, часто вместе проводили досуг. Без шуток в студию или аппаратную никогда не входил Игорь Кривохатский, каждый день он приносил новый анекдот, просто удивительно, из каких источников он их черпал. Все подозревали, что он придумывает их сам. С первых дней работы в студии витала дружеская атмосфера, в которой царили ирония и юмор, что впоследствии переросло в шаржи, капустники, розыгрыши, шутливые поздравления. Игорь Кривохатский, вспоминая те времена, со смехом рассказывал мне: «Мы все шутили, строили «рожи», подпрыгивали с ужимками разными. Может, это и выглядело смешно и не солидно, однако штангисты тренируются же ежедневно, чтобы не потерять подобающую спортивную форму, а для нас своеобразным тренингом были те внутренние представления друг перед другом. Позднее, в 70—80 годы, такие «навыки» пригодились, так как модными стали телевизионные «капустники».

Побывав в Одессе, ответственный редактор Центральной студии телевидения А. Донатов в газетной публикации делился впечатлениями: «Полгода назад на базе институтского телецентра открыта Одесская студия телевидения, которая теперь ведет регулярные передачи. У телезрителей уже исчезает ощущение чуда о «загадочном» появлении на домашнем экране зыбкого, ненадежного изображения. Картинка стала прочной, четкой, пришла привычка, и телезрители Одессы внимательно следят за качеством, содержанием передач, которые не всегда их удовлетворяют. Письма в студию не одинаковы, одни несут благодарность, другие полны упреков. Мне думается, что давно уже следовало рассказать, что пока Одесская студия телевидения работает сегодня в необычайно тяжелых условиях, и телезрители должны знать об этом.

Павильон, откуда ведутся передачи, представляет собой очень тесную комнату. Киноаппаратная оборудована узкопленочными проекторами, из-за чего студия не имеет возможности показывать огромное количество интереснейших киноматериалов на широкой пленке. Одна передающая камера студии не отвечает никаким современным достижениям техники в области передающей аппаратуры. Она работает на рельсах, и операторы необычайно скованы в показе ведущих и всех тех, кто принимает участие в передачах». Игорь Кривохатский (кажется, совсем недавно) вспоминал то время более оптимистично: «Пока шло строительство стационарного телецентра и нового студийного комплекса, телепередачи продолжали выходить из старого лабораторного корпуса института, а творческий коллектив располагался в маленькой комнате в 40 квадратных метров на Соборной площади. Очень трудно было в той тесноте. Но мы были великодушны, рады и этой возможности работать».
К сказанному нужно добавить, что тесное дружеское сотрудничество студии с кафедрой телевидения института, несомненно, являлось залогом того, что в работе применялись все новые и новые интересные технические стандарты телевизионного показа, что расширяло возможности видеоряда. Не напрасно в уже упомянутом отчете о поездке в Одессу Донатов, называя имена первых телевизионщиков Одессы, подчеркивал: «Несмотря на все трудности, работники Одесской студии уже показали и продолжают показывать сложные передачи постановочного характера. Директор студии И. Кривохатский, режиссеры Л. Глибко-Долинская, А. Юфа, А. Чернявский, операторы А. Лидерман, Д. Белявский, диктор Н. Харченко, ассистенты режиссеров Г. Бражко, И. Матьяшек, редактор М. Баскина и другие проявляют много творческой изобретательности, выдумки, фантазии для того, чтобы показывать зрителям интересные передачи. И надо сказать, что это им удается. Зрителям запомнились передачи о писателе Аркадии Гайдаре, телевизионный журнал «Спортивная Одесса», передачи для детей «Наша почта», журнал для пионеров и школьников «Звонок», передача «Лети, наша песня!» и некоторые другие».

Поскольку в должностные обязанности директора входило руководство всей административно-хозяйственной деятельностью ОСТ, то есть распоряжение всем имуществом, денежными средствами и материальными ценностями, то для творчества ему почти не оставалось времени. Когда с начала 1958 года расширилось штатное расписание, Игорь Кривохатский сделал свой выбор: «В связи с тем, что с 1 января открылась вакансия художественного руководителя и главного режиссера студии, прошу Вас перевести меня на эту вакантную должность, освободивши от обязанностей директора телестудии».

Директором ОСТ с января 1958 года стал Евгений Фомич Франчук, а Игорю Николаевичу освобождение от административных обязанностей позволило всю свою энергию отдавать творческой работе. Приближался пуск в эксплуатацию нового телевизионного комплекса, и творческому коллективу нужно было подготовить достойную такого грандиозного события программу. Пока «творцы» писали сценарии и репетировали программу, «технари» под руководством главного инженера Евгения Шулюмова интенсивно занимались установкой и наладкой оборудования в уже отстроенных помещениях. Евгений Николаевич сколотил команду, способную смонтировать, наладить, а потом обслуживать оборудование стационарного телецентра. Он собирал со всего Союза специалистов, некогда уехавших по распределению ОЭИС.

Например, в адрес начальника Куйбышевской дирекции радиосвязи и радиовещания он отправил письмо: «Просим направить в порядке перевода инженера телецентра Кравченко в распоряжение Одесского областного радиоцентра». Эта настойчивость Евгения Шулюмова, как показало время, была вполне оправданной. Анатолий Кравченко был талантливым инженером и на всех этапах развития технической базы телевидения внес огромный вклад в работу каждого подразделения, будь то ПТС, АВМ, ремонтная группа. Именно Анатолий Иванович с февраля 1958 года комплектовал коллектив Аппаратно-студийного комплекса.
Виктор Ерошев предложил ему взять на работу, недавно окончившую Одесскую республиканскую школу киномеханико, Люду Думчик (Белову).
— Нет, не берем никаких женщин, — категорично ответил Кравченко.
Однако, посмотрев на стоящую тут же девчушку в бантиках и косичках, более мягко спросил:
— Сколько ж тебе лет? Хоть 16 уже есть?
С обидой ответила, что ей давно 19.
— Хорошо, — смирился Анатолий Иванович, — берем тебя с месячным испытательным сроком.

Конечно, быстрая и сообразительная, испытательный срок она прошла успешно и осталась тут на всю свою трудовую жизнь, на 47 увлекательных лет. С сентября Людмила вместе со всеми начала монтаж оборудования, подготовку к вещанию и, наконец, стала одной из тех, кто выдавал первую в истории передачу с кинопоста нового телецентра. Когда продолжались наладочные работы, в том числе вкинопроекционной, на кинопост зашел главный инженер телецентра Евгений Николаевич Шулюмов и, увидев юного киномеханика Белову, удивленно спросил:
— А кто пустил эту девочку сюда?
— Это наш электромеханик, — ответили ему.

Все они были молодыми и неопытными, но с огромными надеждами на будущее. Той юной одесситке, которая когда-то впервые увидела телевизор у дяди Вани Пышкина, а теперь уже окончила техникум связи, тоже посчастливилось принимать участие в этой важной работе. Вера Ларионова вспоминает: «По окончании техникума я была рекомендована моим преподавателем по радиопередающим устройствам Лапидусом на работу в Одесский радиоцентр. Продолжалось строительство. До выхода в эфир оставалось три месяца, завершалось возведение телевизионной вышки, заканчивался монтаж и настройка оборудования АСК. Евгений Николаевич устроил мне серьезный экзамен и с 1 августа 1958 года принял на должность техника по звуку. Вместе со мной тогда пришли работать Елена Турчанинова и Олег Гребенюк, еще раньше пришла Люся Кушнир (Шаматажи). В аппаратной работали Игорь Комар, Николай Фомин, Олег Турчанинов и другие. Потом все вместе мы выдавали из нового комплекса первую передачу.

Я тоже успела применить свои знания и участвовала в монтажных работах в звуковых стойках и секциях пульта, а также в измерениях звукового тракта. Конечно, для всех нас, хоть и получивших специальное образование, почти все было в новинку. Теперь многое приходилось познавать в ходе практической работы. Под руководством Олега Владимировича Турчанинова мы изучали документацию, инструкции и схемы. Это было типовое для областных центров ламповое оборудование ТЦ-4, серии «Город». Две камеры КТ-5 были установлены в студии и две работали на кинопосте. Все оборудование было черного цвета».

30 октября 1958 года состоялся, наконец, официальный пуск телецентра. Уже через неделю, 5 ноября, прошло и торжественное открытие, репортажи о котором поместили все областные периодические издания. Газета «Знамя коммунизма» писала: «Вчера в торжественной обстановке состоялось открытие Одесского телецентра. На площадке собрались строители, представители партийных, советских и общественных организаций, работники культуры и искусства. Открытие телецентра — большое и радостное событие в жизни города. От имени горкома КПУ и горисполкома т.Семенюк выразил благодарность коллективам строителей треста «Одесстрой», СМУ-1, СМУ-6, СУ-7, комбината «Стройдеталь», а также предприятий: Судоремонтного завода№1, «Кинап», «Красная гвардия» и другим. Были оглашены также многочисленные приветствия одесситам, поступившие со всех концов страны в связи с открытием телецентра. К слову, все оборудование и совершенная аппаратура изготовлены на отечественных заводах».

Митинг закончен. Председатель исполкома областного совета Хорунжий разрезает ленточку, и все собравшиеся устремляются в просторный аппаратно-студийный корпус. С большим интересом они осматривают Большую и Малую студии, откуда будут передаваться телепрограммы.

Первая передача «Мы рождены, чтоб…» вышла в 19 часов. Ее идейным руководителем, а также автором и режиссером стал, естественно, Игорь Кривохатский, ведущими были диктор ОСТ Нелли Харченко и молодой артист Одесского театра музыкальной комедии Михаил Водяной. «…На церемонии открытия новенькой студии площадью в 300 квадратных метров Водяной, дабы показать присутствующим размеры территории, отведенной под главный съемочный павильон, проехался по студии на машине!» В заключение была показана праздничная программа, состоявшая из фильмов и концертов, подготовленных заранее.

В кинохронике Украинского телевидения на следующий день появился сюжет «Показує Одеса», в котором среди прочего говорилось: «Ми в студіїОдеського телецентру, якийщойновідкрився. Одеса не буде більшезаздритиніКиєву, ні Львову, ніЛуганську, ніХаркову. Відтак, з'явилосящеодневогнищекультури. Цевже 8-й телецентр, щодіє на Україні. РежисерКривохатськийпочинає передачу оперетою «Морськийвузол» у виконанніартистівОдеськоїмузичноїкомедії. ТисячітрудящихОдеси стали телеглядачами». Подобные сообщения появились также в других СМИ.

От технического центра передачу вел начальник АСК Олег Турчанинов, в качестве технических операторов на канале работали главный инженер Евгений Шулюмов и начальник лаборатории Николай Очкаленко. Евгения Никитенко рассказывает: «Это было незабываемое для нас событие, хотя и очень напряженное. Мы очень волновались». В этот день действительно прошли проверку на деловые качества не только инженеры, но и сотрудники студии телевидения: звукорежиссер Юрий Вознюк, звукооператор Евгения Никитенко, ассистент Инга Матьяшек, помреж Виктор Топчий, операторы Александр Лидерман и Дмитрий Белявский.

Да, за одной из камер в тот знаменательный для Одессы вечер стоял счастливый Дима Белявский. Для него, романтика и мечтателя, Зурбаганом с самого детства, несомненно, была Одесса. Он в 1950 году прибыл в легендарный город у моря из Пензы и был несказанно счастлив, увидев свою фамилию в списках абитуриентов, зачисленных на первый курс Одесского электротехнического института связи. Часто бывал на берегу и, глядя вдаль, представлял себя бывалым путешественником за три моря. Тогда он еще не знал, что мечта его не так уж неосуществима. А пока, обучаясь по специальности «радиосвязь», Дима, так же как и Вася Салабай, не мог не заинтересоваться экспериментальным телецентром. В те времена первые шаги телевидения тоже были сродни мечте, которою молодой связист увлекся безоговорочно и навсегда.

Когда в 1956 году при Одесском радиокомитете была создана редакция телевидения, Дмитрий, тогда уже дипломированный инженер, был одним из первых ее сотрудников в качестве уже опытного телеоператора, экспериментировавшего вместе с друзьями в учебном телецентре кафедры телевидения. Игорь Кривохатский, принимавший его на работу в ОСТ, стал на многие годы творческим единомышленником и другом Дмитрия. В этом содружестве созданы десятки популярных в то время телевизионных программ, в том числе и о путешествиях по морям и океанам, что приблизило Дмитрия к его, как когда-то казалось, невероятной юношеской мечте о кругосветном плавании.

Вообще, то было счастливое для Дмитрия время, когда он стал участником процесса становления Одесского телевидения с первых его шагов. Тогда же талантливый телевизионный оператор освоил кинокамеру и часто работал на выезде, познакомившись с жизнью всех уголков Одесской области и сняв на кинопленку интересные эпизоды этой жизни. Дмитрий Белявский в составе творческих групп был неоднократным участником и лауреатом ряда всесоюзных и международных кинофестивалей, а также многих фестивалей и конкурсов телевизионных и кинофильмов, в том числе на Выставке достижений народного хозяйства. Его операторские работы отмечались бронзовыми медалями ВДНХ, демонстрировались в популярном телевизионном журнале «Клуб кинопутешествий», тиражировались для всех телестудий страны.

Увлекшись творческой работой, главный оператор студии Дмитрий Белявский не забывал о своей специальности инженера-электрика радиосвязи, живо интересовался техническими новинками, обогащавшими возможности телевидения и расширявшими сферу его применения. По конкурсу Белявский был избран в Причерноморский филиал Научно-исследовательского института труда Госкомтруда СССР. Работая заведующим отделом, он занялся научной деятельностью, в соавторстве с другими исследователями опубликовал десятки научных трудов о роли киносъемки в научной организации труда в промышленности и сельском хозяйстве. Поступив в аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию, стал кандидатом экономических наук и старшим научным сотрудником Научно-исследовательского института труда.

После нескольких лет работы в институте труда Дмитрий Иванович вернулся на родную студию, где начиналась его увлекательная трудовая деятельность и откуда он уходил на заслуженный отдых. Когда уходил на пенсию, талантливый оператор написал в заявлении: «За время работы на Одесской студии телевидения проведено большое количество передач, снято много сюжетов на кинопленку о жизни города и области, работе промышленности, передовиках производства, а также подготовлены десятки документальных фильмов, концертных программ. Спасибо всем, кто работал рядом». К этим словам Дмитрия Ивановича Белявского добавлю: он один из тех, кто был признанным и уважаемым профессионалом, кто вошел в первую десятку телевизионщиков Одессы, превративших любительскую студию в профессиональную.


We use cookies to provide the best site experience.

Для оптимизации работы сайта используются файлы cookies
Оставаясь на сайте, вы соглашаетесь на использование файлов cookies.

Ok, Больше не показывать
Close