Идем на телек
Глава 6

Человек, взятый в рамку телеэкрана

До того, как Одесское телевидение научилось синтезировать особенности великих предшественников: радио, газеты, кино или театра, — а также открыло, определило свои собственные черты, прошел довольно продолжительный и, конечно, увлекательный период ученичества. «Своеобразие этого периода для местного телевидения заключалось в том, что многое было впервые, приходилось «вариться в собственном соку» — брать пример, перенимать, подражать было некому, — вспоминал Викентий Нечипорук. — Начав работать диктором на Одесском телевидении с 1962 года, я имел возможность наблюдать это «изнутри». Первые годы не было технической возможности для трансляции передач из Киева и Москвы. Учились мы по методу проб и ошибок, зато у одесского зрителя не было никакого выбора — смотреть можно было только одну единственную программу, один канал.

Хвалили, ругали, но смотрели, обсуждали в общественном транспорте, на работе, дома. А на студии рождалось ощущение единой семьи, из которой вырастали интересные люди. Тогда же я убедился, насколько был прав Владимир Саппак, первый замечательный аналитик телевизионной практики, заговоривший о свойствах телеэкрана высвечивать, проявлять истинную сущность личности (рентген характера). Человек, взятый в рамку телевизионного экрана, как бы оказывался застигнутым врасплох. Это было непривычно и удивительно. А удивляться было чему, если припомнить один забавный феномен, довольно давно уже, в сущности, изжитый. Имею в виду широко распространенную в первые телевизионные годы судорожную боязнь микрофона и камеры среди тогдашних «выступающих», как обычно именовались на телевизионном жаргоне все, кого приглашали в студию на передачу (предлагаю вспомнить «Кроликов» Моисеенко и Данильца для убедительной в этом случае иллюстрации). Видеозаписи не было, все, кроме синхронных киносъемок, шло в прямом эфире. «Выступающие» обычно выглядели очень скованно, читали по бумажке, сознание ответственности перед огромной невидимой аудиторией нередко почти парализовало, напрочь отшибало и память, и самоконтроль. Надо сказать, что такому самочувствию человека в телевизионной студии немало способствовали и редакторские, цензурные опасения — как бы чего не «брякнул» лишнего».

Разительно отличались от «выступающих» дикторы, которые стали самыми популярными личностями в городе и «входили в дом» каждого телезрителя как самые желанные гости. Первопроходцем была Маргарита Кострикина, о чем пишет в своих воспоминаниях одессит Владимир Гульдас: «Уж, конечно, самые теплые слова нужно сказать о той, кого увидели на своих «голубых экранах» первые одесские телезрители — ведущую первых телепередач Маргариту Алексеевну Кострикину, которую в кругу друзей мы почему-то называли просто Ляля. Она произнесла слова приветствия, перевернувшие представление о средствах массовой информации и передала эстафету Нелли Харченко». В разных источниках имя Кострикиной указывается по-разному. Одни называют ее Маргаритой, другие Еленой или Лялей. Не будем менять цитаты из разных воспоминаний, главное — все называют эту студентку 5-го курса Одесского электротехнического института связи первым одесским диктором. Она 6 января 1952 года, оказавшись в рамках телекрана, произнесла слова, обращаясь к невидимому для нее зрителю: «Смотрите и слушайте нашу передачу, которую мы транслируем сегодня из учебного телецентра института!», — открыв тем самым эру телевидения в Одессе.

Первый диктор экспериментального телецентра Кострикина была прекрасной ведущей, но телевещание началось, когда она была уже на пятом курсе, а свою судьбу она связывала со специальностью инженера, которой обучалась. Остро встал вопрос о замене. Было много разных отвергнутых предложений. Однажды один из студентов и по совместительству телеоператор экспериментальной студии ОЭИС Саша Лидерман сказал: «У меня есть предложение: на филологическом факультете университета учится Нелли Харченко, уверен, что у нее получится!». После проб и первой передачи всем стало ясно, что Нелли Харченко действительно блестяще справляется с любым заданием. С тех пор в продолжение многих десятков лет Нелли Степановна была диктором ОСТ и любимицей одесской телевизионной публики. Собственно говоря, осваивали оборудование в большинстве своем выпускники легендарного Одесского института связи, а значительную часть творческого коллектива составляли театральные режиссеры и воспитанники разных факультетов госуниверситета имени И. И. Мечникова, более всего — филологического. По примеру центральных студий принято было информационные программы вести в два голоса. Дуэт Нелли Харченко и Викентия Нечипорука продержался дольше всех и был, по общему мнению, одним из любимейших одесситами.

Нелли Харченко долгое время была старшим диктором, кроме того, что работала в различных жанрах, являясь квалифицированной ведущей и соавтором многих передач, была также наставником штатных и нештатных сотрудников. Кинокритик Евгений Женин, который с самого детства дружил с одесскими телевизионщиками разных поколений, вспоминает: «Черно-белое одесское телевидение украшали своей творческой работой такие, как Анатолий Мамонт-Завьялов, Анатолий Бурдейный, Александр Лидерман, Валерий Бабенко, Евгений Гулин. Я уж не говорю о Нелли Харченко, которую абсолютно вся Одесса называла «тетей с телевидения». Когда мне довелось работать вместе с ней и подружиться, то убедился, насколько это уникальный человек».

Лауреат международных конкурсов и фестивалей, последние 36 лет заведующий музыкальным отделом Одесского музыкального училища Николай Яковлевич Голощапов тоже вспоминает: «Я верой и правдой служу музыке, а точнее — джазу, а одесское телевидение всегда было весьма активным рычагом в пропаганде этого творчества. Начиналось все в далекие 60-е годы. Тогда я был руководителем эстрадного оркестра Одесского университета и одним из оркестрантов был студент филфака Викентий Нечипорук. Когда он вскоре после окончания учебы стал сотрудником телевидения, мы довольно часто встречались в студии, где Викентий выступал уже в роли ведущего, а мой оркестр в качестве «выступающего». Я не упускал ни малейшего шанса воспользоваться телестудией, и, когда бы меня ни приглашали с моим оркестром, я принимал участие в различных передачах. Счастлив, что судьба подарила мне близкое знакомство с такими знаковыми фигурами телевидения, как Викентий Нечипорук и Нелли Харченко, другими талантливыми телевизионщиками, пропагандирующими музыкальное искусство и на последующие годы превратившими Одесское телевидение в популярнейшее из искусств».

После окончания Одесского государственного университета Викентий Нечипорук принял участие в конкурсе, и по единогласному решению конкурсной комиссии был приглашен на должность диктора Одесского областного радио. Время показало, что комиссия не ошиблась. Викентий был диктором широкого творческого диапазона, ему одинаково хорошо удавалось чтение закадровых текстов, интервью, роли ведущего разно-жанровых передач, дубляж кинофильмов, чтение стихов и прозы в постановочных передачах. Начало 60-х годов было для молодого диктора чрезвычайно насыщенным, его несла интенсивная волна успеха и восторга от того, что все удавалось. По приглашению Одесской киностудии он начитывал дикторский текст к нескольким научно-популярным фильмам, озвучивал украинскую копию полнометражного документального фильма «Великая битва на Волге», принимал участие в дубляже художественного фильма «Ход конем». Это в свободное от работы время.

С августа 1962 года стал работать на Одесской студии телевидения, совмещая некоторое время и обязанности диктора радио. Викентий Иванович провел ряд ответственных передач, в том числе на Интервидении на ЦТ и УТ. Многие из них получили высокую оценку Государственного комитета по радио и телевидению, местной прессы и более всего — телезрителей. Не удивительно — он был наделен видной внешностью, прекрасным звучным голосом, умением вести себя в кадре и на сцене. Очень скоро его телевизионные передачи стали авторскими с интересными темами, исключительным взглядом на многие явления жизни. Не удивительно и то, что вскоре он занял должность редактора, затем — главного редактора, какое-то время возглавлял коллектив областного радио, а уходил на заслуженный отдых с должности заместителя генерального директора ООГТРК по творческим вопросам (2003 год).

К сказанному хочу добавить, что слог любого материала, написанного Викентием Нечипоруком, отличался какой-то особой читабельностью, образностью, только ему присущей артистичностью, и даже написанная им характеристика на кого-либо из сотрудников напоминала настоящее художественное мини-произведение. Кстати, несколько подобных характеристик приведено в этой книге. Журналист Виктор Козюра, много лет отдавший областному радио, вспоминал: «Мы, студенты-филологи, хрестоматийно учились изложению мысли, построению материала и образности языка по публикациям Викентия Нечипорука в областных газетах, часто обсуждали его статьи, и, конечно, хотели бы работать рядом с такими профессионалами, как Викентий Иванович. Мне посчастливилось после окончания филфака университета стать коллегой мастера».

Латинское слово «диктор» словарь иностранных слов толкует следующим образом: «работник радио и телевидения, который читает текст для передачи в эфир», — имея в виду, в первую очередь, степень отчетливости в произношении. Изучая биографии дикторов Одесской студии телевидения, убедилась, что большинство из них выходили далеко за рамки этого классического определения. Имея образное мышление и способности к редактированию, многие дикторы становились авторами, редакторами и режиссерами интереснейших передач. Владимир Елагин, Анатолий Мамонт-Завьялов, отлично читающие разножанровые тексты, были известными режиссерами. Одесситы хорошо знали актрис Тетерину и Веретельникову, которые какое-то время совмещали с основной работой обязанности диктора на ОСТ, и Наталью Недолужко — ведущую «Экрана новостей». Нелли Харченко отлично справлялась с должностью главного редактора структурного подразделения студии «Укртелефильм» под названием «Телефильм-Одесса».

Профессор Василий Попков подчеркивает: «Мы тогда жили в эпоху монопольного вещания областной студии, которая стала событием №1, а одесские дикторы были региональной сенсацией». Со временем на одном и том же канале поочередно выходили передачи ЦТ, УТ и местного вещания, поэтому каждое отдельное включение обязательно начиналось с приветствия от имени канала, которое произносилось дикторами. Неторопливо оглашая программу передач текущего дня, они создавали иллюзию единения с телезрителем и какого-то общего уютного времяпрепровождения.
Матушка Серафима говорит об этом: «Каждый из них был эталоном красоты, культуры, духовности, им подражали, хотели быть похожими, стремились к этому». Кроме того, каждый из дикторов выступал в качестве ведущего, будучи «лицом» очередной передачи, подготовленной многосоставной творческой группой. К примеру, Лев Маликов был постоянным ведущим телевизионного журнала «Голубые широты» и многих других передач.

К отряду разносторонних дикторов можно отнести и Рудольфа Отколенко, который окончил актерский факультет Харьковского государственного театрального института в 1963 году и стал артистом Одесского украинского музыкально-драматического театра. Был призван в армию, а отслужив, работал заведующим кабинетом эстетического воспитания Одесского педагогического института имени К. Д. Ушинского, имея амбиции автора, которые осуществил, придя на студию телевидения в январе 1969 года. В приказе директора студии Н. П. Беспоясной была интересная приписка: «…с правом ведения передач в качестве диктора, в том числе — «Черноморских новостей». Уже через полгода тогдашний главный режиссер студии Михаил Тилькер пишет в представлении на поощрение Рудольфа Отколенко: «Хорошая украинская речь. Свободен и органичен, всегда умен в кадре, инициативен в творческом процессе подготовки передач. Отличная работоспособность и добросовестность». В этих назывных предложениях дана исчерпывающая характеристика способностям Рудольфа Борисовича.После цикла передач о творчестве его коллег по украинскому театру, Отколенко написал несколько сценариев телевизионных спектаклей, которые имели успех, в том числе на Центральном телевидении. Среди них: «Пам'ятник» (1970), «Чесне слово» (1971). На Втором международном фестивале телевизионных театров его работа «Здрастуйте, наші тата!» (1967), представленная, кстати, Центральным телевидением, была отмечена Золотой медалью.

Это в настоящее время дверь областной организации Союза журналистов Украины распахнута настежь для всех, кто пожелает вступить в сообщество, не имея никаких авторских работ. В 70-е годы прошлого века нужно было иметь достаточно емкий портфель журналистских наработок, чтобы, пройдя через несколько «сит», получить, наконец, престижное право быть в составе уважаемой творческой организации. Рудольф Отколенко был известным автором, диктором и редактором, прежде чем получил рекомендацию в Союз журналистов. Рекомендовал его заместитель председателя комитета Вадим Мартынюк, написавший среди прочего в характеристике: «Рудольф Отколенко, кроме написания телесценариев, телеочерков о своих современниках, ведет авторские передачи о героях труда, интересен как журналист, показывая оригинальные и смелые интерпретации в кадре».

Если уж говорить о чудесном превращении диктора, читающего чужие тексты, в интересного автора и ведущего, то нужно назвать Богдана Чуфуса. Сельский парень, он по совету родных и учителей избрал вначале профессию медицинского работника, которая может пригодиться в любом уголке Земного шара. Однако и в первые месяцы работы по специальности, и в рядах Советской армии его никогда не оставляла мечта стать артистом. Образованный, любящий историю и литературу, молодой человек мечтал о сцене и осмелился подать документы на актерский факультет Киевского института театрального искусства имени И. К. Карпенко-Карого, пройдя по конкурсу без оговорок. Еще бы ему не пройти — красивый, высокий, с прекрасным наполненным голосом — он мог претендовать на любую героическую роль уже по своим внешним данным. В дальнейшем Богдан доказал и свои актерские способности на сцене Одесского русского драматического театра имени Иванова, он был удостоен почетного звания заслуженного артиста Украины (1994).

В 1978 году председатель Одесского областного телерадиокомитета П. А. Заричанский пригласил успешного актера попробовать свои силы в роли телевизионного диктора. Эта роль тоже удалась. Причем успешно исполнялась Богданом более сорока лет. Особенно известным Богдан Чуфус стал, когда на Одесском телевидении в «противовес зарубежным радиоголосам» появился «Ночной кинозал». В то время, когда остальные областные студии прекращали свою работу, прощаясь с телезрителями «до завтра», в Одессе начинал свою работу телевизионный кинозал с популярными фильмами, которые представлял не менее популярный Богдан Чуфус. После нескольких лет совмещения перешел из театра на ОСТ, избрав ее постоянным местом работы. Однако его продолжало преследовать чувство неудовлетворенности, так как приходилось воплощать на экране чужие идеи, будучи не всегда с ними согласным, тогда как в сознании роилось множество более, на его взгляд, интересных для зрителя тем.

Когда Виталий Нахапетов предложил мне создать редакцию «Лад» для специальной утренней программы, я, комплектуя штат этой редакции, предложила Богдану Дмитриевичу стать одним из редакторов новой творческой группы и взять на себя подготовку передач на темы истории Украины, литературы и искусства. Так, с октября 1998 года Чуфус стал вести интересные авторские телепередачи, оставаясь в продолжение десятилетий одним из популярнейших ведущих в области. В 2009 году ему присвоено звание народного артиста Украины. Сегодня он говорит: «Любовь и поддержку зрителей я ощущал всегда. И это не только письма, телефонные звонки, внимание во время случайных встреч в транспорте. Существует какая-то мистическая, одновременно и реальная связь, которую всегда чувствуешь с теми, кто находится с той стороны экрана».

Путь от диктора до главного редактора одной из коммерческих студий прошла и актриса драматического театра и кино Нина Зайцева. Тембр и окрас голоса, осанка, логика чтения — всеми этими качествами обладает Нина Павловна. В 1974 году она впервые появилась на экране одесского телевидения и сразу пришлась по душе миллионной аудитории телезрителей. Обладая обаянием и элегантностью, Нина в то же время имеет хорошее чувство меры и такта, по отношению как к зрителям, так и к участникам передачи.

На год раньше стала сотрудником ОСТ Наталья Васаженко, со временем возглавившая цех дикторов. И Нину Павловну, и Наталью Константиновну довольно часто приглашали вести городские мероприятия. Обе они узнаваемы и популярны в Одессе и области. Обе провели множество передач высшей степени сложности, требующих умения самостоятельно ориентироваться в материале, импровизировать и держать в памяти значительное количество информации. Безусловно, всей своей творческой деятельностью они неуклонно приближались к самостоятельной журналистской работе.

Нина Зайцева стала главным редактором частной телекомпании, успешно возглавляя коллектив телевизионщиков, а Наталья Васаженко долгие годы вела авторскую программу «Земное и надземное» на частном канале. В настоящее время Наталья Константиновна занимается преподавательской деятельностью.

После школы 17-летний Василий Ревенко отправился искать счастья в приемную комиссию Киевского государственного института театрального искусства имени И. К. Карпенко-Карого, прошел конкурс и стал студентом вуза, о котором мечтал. По окончании Василий получил специальность актера театра и кино и был распределен в Одесский украинский музыкально-драматический театр. Талант «не спасал» Василия от службы в армии, он был призван в 1981 году. Отслужив, вернулся в свой театр, однако 30-летие Одесской студии телевидения уже праздновал в ее составе, став диктором программы новостей «Черноморье», которая позднее была преобразована в редакцию информационно-аналитических и спортивных программ «Факты» с одноименной телевизионной программой новостей.

Кроме обязанностей диктора в программе «Факты» и активного участия в подготовке нескольких ежедневных рекламных передач, Василий Иванович профессионально отчитал тексты для пятидесяти фестивальных программ, что, безусловно, было не последней составляющей их успеха в различных конкурсах. Помню, как мы с Васей в два голоса озвучили по просьбе Светланы Чекушиной ее игровую программу «Дунайский заповедник», ставшую в 2005 году лауреатом конкурса «Агросвіт».
Конечно, работа Василия Ревенко неоднократно отмечалась различными наградами, в том числе многими почетными грамотами и благодарностями Премьер-министра Украины, руководства Одесской облгосадминистрации и Госкомтелерадио Украины. Однако для него наиважнейшей наградой являются молодые ведущие, которых он научил азам профессии. Среди сотрудников, работающих рядом с ним и занимающих различные вспомогательные должности, он умеет услышать подходящий тембр голоса, разглядеть способности ведущего и всегда первым начинает разговор о «пробах». Так, с легкой руки Василия стали ведущими «Фактов» администратор Ольга Верба, ассистент режиссера Татьяна Мельник, оператор компьютерного набора Владимир Гуцол. Все они с благодарностью говорят о своем наставнике. В свободное от работы время Василий Ревенко комментировал ход спортивных соревнований, проходящих в Одессе. Особенно хорошо знают его голос болельщики футбольной команды «Черноморец», признавая его способности спортивного комментатора и реакцию репортера.

Было бы несправедливо не упомянуть внештатных ведущих, которые профессионально вели как камерные передачи, так и настоящие ток-шоу с многочисленными гостями студии. Один из них, — сотрудничавший в 60-е годы с ОСТ в качестве оператора, Вадим Костроменко. Этот человек пришел в кино как кинооператор, но волею судьбы и благодаря настойчивости стал прекрасным режиссером, а фильмы, постановщиком которых он был, до сих пор остаются на слуху кинопублики: «Я даже стал ведущим одной из передач. Тогда в Москве Каплер начал вести «Кинопанораму». Но одесские телевизионщики сказали: «А мы что, рыжие?». И позвали меня, кинорежиссера, быть автором и ведущим программы «Герои киноэкрана», в которой я рассказывал о буднях, новых фильмах и творческих работниках Одесской киностудии. Честно говоря, я и кинорежиссером стал благодаря телевидению.

Закончив операторский факультет, 13 лет работал на киностудии, снято было 13 фильмов, но меня постоянно тянуло в режиссуру, тем более, что некоторые мои коллеги-кинооператоры уже дебютировали в кино как режиссеры. Я все время надоедал директору киностудии Геннадию Збандуту своими предложениями, а он отмахивался: подожди да подожди. И вдруг вызывает меня сам: «Телевидение сделало нам заказ, который нужно выполнить обязательно в текущем году. А все режиссеры от него отказались. Ну-ка, ты рвался в это дело — попробуй!» И дает мне сценарий: «Всадники» Василия Решетника. В этом сценарии действие разворачивается в начале войны, то есть в начале лета, а после всех формальностей съемки могли начаться только осенью. О каких июньских днях может идти разговор, если летняя «натура» уйдет, а на дворе будет золотая осень, потому-то все и отказались. А для меня этот фильм мог стать шансом. Подумал я, подумал и предложил: давайте мы этот фильм сделаем черно-белым. Это, во-первых, как бы отодвинет его в историю, во-вторых, желтеющие листья уже нам будут не страшны. Збандут согласился. Оказалось, что фильм «Всадники» на двух фестивалях получил по главному призу. Это послужило началом моей карьеры кинорежиссера, ну и, конечно, я в операторы уже не вернулся. А снимал чаще всего телефильмы и телесериалы. Тем более, Г. П. Збандут находил все новые заказы от телевидения». К слову, мы и сегодня читаем в начале многих фильмов разных киностудий «той страны»: «Фильм снят по заказу Государственного комитета Совета Министров СССР по телевидению и радиовещанию», — что говорит о том, какие немалые средства отпускались телевизионным студиям не только для «переноса» спектаклей на телеэкран, но и на съемки художественных фильмов, популярных по сей день.

После принятия в 1989 году Закона УССР «Про мову в Українській РСР» перед телевизионщиками государственного телевидения стала двойная задача. Во-первых, восемьдесят процентов передач теперь должны были выходить на украинском языке, во-вторых, на первый план выдвигалась задача популяризации государственного языка, так как в нашем регионе он был в то время мало распространен. Если для дикторов, владеющих украинским языком и имеющих хорошее произношение, такой переход не был трудностью, то для некоторых авторов и ведущих это стало проблемой. Необходимо было интенсивно восполнять недостаток знаний.

По инициативе П. А. Заричанского для журналистов телевидения были устроены курсы по изучению украинского языка, вела которые профессионал своего дела, опытный преподаватель Галина Федотовна Островская, отлично знающая потенциальные ошибки русскоязычных журналистов. Особое внимание Островская уделяла трудным случаям украинского словообразования, законам построения словосочетания и предложения и, анализируя наши сценарии, делала практические замечания, чем многому научила авторов, переходивших на украинский язык вещания. Безусловно, многим из нас казалось невероятным, что мы сможем следовать условиям лицензии и выдавать большую часть телевизионной продукции на украинском языке. Тем не менее, довольно скоро в львиной доле телепрограмм звучал исключительно украинский язык.

Спустя некоторое время в планах редакции «Лад» появилась еженедельная передача «Слово про слово», которая в популярной манере знакомила с азами украинского языка телезрителей, желающих пополнить свои знания в этой области. Учебным пособием и источником для сценарных планов послужила одноименная книга преподавателя украинского языка Киевского госуниверситета имени Тараса Шевченко Аллы Петровны Коваль, раскрывающая происхождение многих отдельных слов и крылатых выражений украинского языка, освещающая вопросы правильного словоупотребления в различных ситуациях. Ведущей в продолжение многих лет была актриса Одесского украинского музыкально-драматического театра имени В. Василько Галина Кобзарь-Слободюк. Галина Анатольевна окончила Киевский институт театрального искусства имени И. К. Карпенко-Карого, хорошо владеет нюансами украинского языка, любит и знает украинскую классическую литературу, в ее исполнении слово о слове звучало убедительно и ненавязчиво, продолжая к тому же традиции учебного телевидения на экране.

За 60 с лишним лет и внешний мир, и люди, которые нами управляют, — все изменилось, и не раз. Всех внештатных ведущих, оставивших заметный след в истории Одесской студии телевидения, не назовешь и даже не упомнишь, но есть эпизоды с их участием, которые по сегодняшний день помнят тогдашние зрители. Например, то, что Михаил Водяной в паре с Нелли Харченко провел не один «голубой огонек», он же был одним из ведущих первой передачи со стационарного телецентра 5 ноября 1958 года. Александр Курский первый, кто исполнил роль сказочника детской редакции, запомнились также встречи в телевизионном Интерклубе, ведущим которых был Василий Попков, а также выпуски «Литературного календаря», идейным вдохновителем и соавтором которых был писатель Иван Гайдаенко. В этом ряду достойное место занимает поэт, художник и журналист Александр Андреевич Щербаков, которого в Одессе называли журналистом-искусствоведом № 1.

Фронтовик, что участвовал в боевых действиях на Карельском фронте, появился в областной газете «Знамя коммунизма» в 1946 году. Период поиска своей темы длился недолго, десятилетия подряд заведовал в газете отделом культуры, а с появлением телевидения довольно часто становился ведущим интереснейших передач, героями которых были художники, артисты, режиссеры, другие деятели культуры. Руководитель литературно-драматической редакции Ирина Падорина и режиссер Лидия Прохоренко привлекали опытного искусствоведа к соавторству и ведению цикла передач «Палитра» о творчестве одесских художников. Кстати, Александр Андреевич и сам писал картины и продемонстрировал их на двух персональных выставках. Викентий Нечипорук приглашал Александра в качестве ведущего, когда гостями Большой студии были артисты столичных театров, приезжавшие в Одессу на гастроли.

Когда Александр ушел из жизни, его супруга Людмила Мирошниченко готовила к изданию книгу «Исповедь души» и, перебирая архив, случайно обнаружила листок со стихами:
По самое 30 число
Я буду жить на услуженье слову,
А уходить начну тогда и там,
Когда и где закончатся слова…
Именно 30 числа в сентябре 2006 года Александра Щербакова не стало. Однажды Александр Баренбойм, вручая супругам Щербаковым одну из фотографий из своего личного архива, надписал на обороте: «Память — всё, что нам остаётся, воспоминания — всё, что не должно приносить нам огорчений». Только светлые воспоминания оставило в нашей памяти творчество первых дикторов Одесской студии телевидения, в том числе, внештатных ведущих.
Сегодня телевидение — в каждом доме. Время головокружения от его успехов давно прошло, более того, иногда оно отталкивает своим наполнением, но, как и прежде, цепко держит нас в своих сетях. Постепенно оно внушает нам те или иные идеи, заставляя им следовать, являясь иногда не средством просвещения или передачи информации, а инструментом в достижении тех или иных целей.

Писатель Виктор Пекелис отмечал, что «развитию творческих способностей разных поколений благоприятствуют и разные условия. Другими словами, каждое поколение в зависимости от времени и обстоятельств жизни по-иному, по-своему, по заново изобретенному методу воспитывает творческую личность». Соглашаясь с подобным утверждением и принимая сегодняшнюю тенденцию, когда творчество стало не особой привилегией избранных «творцов», а потенциальной возможностью каждого «войти в кадр», не заботясь о результате, хотелось бы напомнить слова профессионального диктора Нелли Харченко, произнесенные ею на праздновании 35-летия Одесской студии телевидения и обращенные к молодежи: «Неправда, что мы в нашей прошлой жизни знали только оковы цензуры, обкомовский рык, желание услужить правящей партии. Нас сформировала система настоящими гражданами, знающими, что такое журналистская этика, и я бы хотела, чтобы именно эти традиции, которые здесь и сформировались, перешли бы в ваши руки, молодые мои коллеги!»
We use cookies to provide the best site experience.

Для оптимизации работы сайта используются файлы cookies
Оставаясь на сайте, вы соглашаетесь на использование файлов cookies.

Ok, Больше не показывать
Close